Нанотехнологическое сообщество Нанометр, все о нанотехнологиях
на первую страницу Новости Публикации Библиотека Галерея Сообщество Объявления Олимпиада ABC О проекте
 
  регистрация
помощь
 

ЭкспертOnline: Ученый, забравшийся в клетку

Ключевые слова:  биология, интервью, мнение, нанотехнологии, химия

Автор(ы): Александр Механик

Опубликовал(а):  Палии Наталия Алексеевна

11 октября 2011

В 2011 году выпускник Нижегородского университета Валерий Фокин был назван агентством Thomson Reuters одним из десяти самых влиятельных химиков мира последнего десятилетия. В настоящее время Фокин — профессор Института Скриппса в Калифорнии (The Scripps Research Institute). Его лаборатория занимается разработкой новых каталитических реакций, которые успешно используются учеными в различных областях науки, включая органический синтез, нанотехнологии и биомедицинские исследования. Свою беседу с нами (ЭкспертOnline) он начал с рассказа о своей мечте.

— Если дать волю воображению и не ставить себя в тиски очевидно невозможного, то я бы сам превратился в микроскопическую частицу и забрался в живой организм (хотя бы в клетку или, на худой конец, в колбу с реакцией) и своими глазами увидел происходящий там молекулярный спектакль! И если еще сравнительно недавно такое представлялось чем-то из области фантастики (как в классическом американском фильме 1966 года «Фантастическое путешествие»), то сейчас это становится реальностью. Поскольку мне самому явно не суждено превратиться в микрошпиона, то репортерами с места событий для меня становятся молекулы. А докладывают они мне о происходящем с помощью химических реакций, результатом которых являются, например, изменение цвета, флуоресцентное излучение или любой другой сигнал, который мы можем зарегистрировать. Для этого нужен метод введения соединения-репортера в изучаемую молекулу. Образно говоря, необходимо создание «молекулярного разъема USB», одна половинка которого должна быть внедрена в изучаемую молекулу, а другая — в молекулу-репортера. Эти половинки при взаимодействии должны образовывать надежное соединение, независимо от среды, в которой протекают биологические процессы. Естественно, их влияние на свойства биологических молекул должно быть минимально. Но здесь как раз и возникает самый ключевой, по сути леви-строссовский, вопрос: можем ли мы остаться сторонними наблюдателями, внедрившись в саму систему, и не меняет ли наше присутствие поведения этой системы? Очевидно, что все традиционные химические реакции, которые мы разработали в результате многих лет подражания природе, бессильны перед решением этой задачи: их присутствие будет сразу же замечено, так как, хотя они созданы нами, но по образу и подобию природных. Чтобы молекула-репортер оставалась незамеченной и не нарушала функционирования происходящих процессов, она должна принципиально отличаться от природных молекул.

Оказалось, что существует два класса соединений, которые могут служить вилкой и розеткой этого молекулярного разъема. Это азиды и ацетилены, которые могут быть внедрены в биологические молекулы, незначительно влияя на их свойства. Азиды — это химические соединения, содержащие группу N3. А ацетилены — это соединения с тройной связью между атомами углерода.

Но реакция между азидами и ацетиленами давно известна.

— Да, но она чрезвычайно медленная. Она может длиться сутками. Моя догадка, теперь уже подтвержденная многочисленными экспериментами, показала, что в определенных условиях соединения меди оказались очень хорошим катализатором этой реакции и ускоряют ее многократно, в миллионы раз. Все, что для этого требуется, — добавить в раствор, содержащий азиды и ацетилены, небольшое количество медной соли и восстанавливающий агент, например аскорбиновую кислоту. Реакции, протекающие в присутствии всех составляющих «биологического бульона», крайне редки. Эта же реакция может проходить одинаково эффективно в крови, в тканях, в живых клетках и даже организмах. Для каждого из этих разных условий мы разработали различные соединения, позволяющие доставлять катализатор на место реакции.

Существуют различные методы, основанные на собственном метаболизме организма или на рекомбинантных технологиях, которые позволяют ввести азиды или ацетилены в белки клетки. Например, если одну из аминокислот в питательной среде, метионин, заменить на кислоту с азидом, то она будет внедряться в белки, синтезируемые клеткой. Поскольку азид, внедренный в белок, очень мал, то клетка его не замечает. Она считает, что это обыкновенная стандартная аминокислота. Соответственно, у вас появляется почти обыкновенная клетка, но уже содержащая азиды. Посредством «медной» реакции к азиду подсоединяется ацетилен с флуоресцентной меткой. Таким образом, можно наблюдать в реальном времени процессы и последовательность биосинтеза различных белков.

Можно пояснить, для чего эта реакция может быть применена, скажем, в медицинских исследованиях?

— Ее применение чрезвычайно разнообразно. В молекулярной биологии с ее помощью ведется наблюдение за сложными биологическими процессами (скажем, биосинтез белков и гликанов, процессы деления клетки и репликации ДНК) в реальном времени, что важно для нашего понимания многих заболеваний, включая рак, болезнь Альцгеймера, вирусные инфекции. В области высокомолекулярных соединений эта реакция позволяет синтезировать совершенно новые полимеры и материалы с новыми заданными свойствами. В фармацевтической химии благодаря ей получают новые соединения с уникальной биологической активностью (например, для лечения ВИЧ). Этим применение нашей реакции не ограничивается — достаточно сказать, что уже вышло более пяти тысяч научных публикаций о ее использовании, и многие компании уже коммерциализировали эту технологию.

Как бы вы определили в целом круг ваших научных интересов?

— Круг моих интересов, если широко определять, — это органическая химия на стыке с медициной, с биологией и в какой-то мере с нанотехнологиями. Если более конкретно, то это разработка новых химических реакций и методов получения молекул с полезными свойствами, в том числе с использованием катализа.

Мне интересны те реакции и те материалы с новыми свойствами, которые до меня были неизвестны. Скажем, есть молекулы А и Б, и они друг с другом обычно не реагируют. Можно ли заставить их прореагировать? И что из этого может получиться?

Вы заранее предполагаете, какие вам нужны свойства?

— Пока еще наши знания не позволяют точно предсказывать, какое вещество и с какими свойствами получится из неких исходных соединений. Мы можем описать статичную структуру молекулы, рассчитать на компьютере многие ее параметры и иногда даже возможные взаимодействия с биологическими макромолекулами, но предсказать ее свойства (допустим, биологическую активность) мы не можем. Пока вы не проведете эксперимент, грош цена любым предсказаниям. Тем не менее мы не работаем вслепую. Помогает и компьютерное моделирование, и ранее наработанный материал. И все же самые приятные открытия — это те, которых совсем не ожидаешь.

Я же занимаюсь не столько синтезом каких-либо конкретных соединений, сколько разработкой методов получения различных молекул. Центральное место среди этих методов принадлежит катализу. Катализ — это основа жизни. Жизнь произошла и так или иначе поддерживается благодаря катализу, то есть химическим реакциям, в которых роль катализаторов играют ферменты, ответственные за производство всех молекул жизни.

Катализатор — это всего лишь соединение, которое позволяет осуществить какую-либо реакцию и само при этом не расходуется. Чем лучше катализатор, тем быстрее идет реакция. И чем больше молекул продукта каждая молекула катализатора может произвести, тем более он эффективен.

Подход к катализу у природы и у химиков, по большому счету, одинаковый. Просто у природы катализаторы очень селективные, уникальные — она миллионы лет играла в песочнице эволюции, чтобы выработать свои ферменты и катализаторы, которые используются для ее реакций. Мы делаем, в принципе, то же самое, но, конечно, не так хорошо, используя другие молекулы и несколько другие подходы. Но идея та же — понизить энергию переходного состояния (то есть энергетический барьер между исходными соединениями и продуктами реакции), чтобы реакция происходила значительно экономнее и быстрее. Параллель в этом отношении прямая, хотя исходные продукты и реакции, которыми мы пользуемся, очень разные у нас и у природы.

А почему разные?

— Потому что у природы основной исходный продукт, исходное соединение, — углекислый газ. Из него собираются все углеродные цепочки. И все эти реакции происходят с очень небольшой свободной энергией — около 10 килокалорий на моль. Все эти реакции обратимы и равновесны. Для синтеза новых молекул ферменты используют энергию АТФ. АТФ — это аденозинтрифосфат, основной источник энергии в живых организмах, при гидролизе которого выделяется 7–8 килокалорий на моль.

Природные соединения всегда привлекали химиков своей сложностью, своей экзотичностью. И естественно, вставал вопрос: можем ли мы сделать в лабораторных условиях то же, что природа, хотя у нас и нет таких селективных ферментов? И многие вещи получались. Наша наука за последние лет семьдесят достигла очень многого именно благодаря химии природных соединений. Любое соединение, даже самое сложное, выделенное из природных источников, можно «сварить» в лаборатории. Все зависит от ресурсов: человеко-часов, инструментов и расходных материалов, конечно.

Собирая природную молекулу, мы часто пытаемся использовать методы, созданные нами по образу и подобию природных биохимических процессов. Я же убежден, что гнаться за природой не только сложно, но и непродуктивно. У нас нет ни доступа к ее селективным катализаторам, ни миллионов лет в распоряжении. Более того, эти соединения далеко не всегда помогают нам открыть что-то принципиально новое.

Какие фундаментальные проблемы решает химическая наука в настоящее время?

— Традиционно химические процессы рассматривались с точки зрения «исходное состояние — конечное состояние». Сейчас в центре внимания химиков изучение динамики развития химических процессов, происходящих в сложных системах (то есть взаимодействующих с другими, параллельно протекающими реакциями). Отследить и объяснить развитие такой сложной системы и, что еще важнее, предсказать ее поведение и взаимодействие различных ее компонентов — задача нетривиальная. Будь то каталитические реакции или биохимические процессы в живых организмах.

Для чего нужно понимать эту динамику? Казалось бы, конечный продукт получили, и это все, что нужно.

Попытаюсь ответить на этот вопрос на наглядном примере, скажем, на примере разработки нового лекарства. Тем или иным образом мы нашли соединение с нужными свойствами. Конечно, мы знаем его структуру и даже иногда предполагаем, какой фермент оно ингибирует, то есть замедляет или блокирует его действие. Иными словами, молекула лекарства может остановить нежелательные реакции, в которых этот фермент участвует, таким образом останавливая каскад биохимических процессов. Но, к сожалению, все не так просто. И белок, и молекула лекарства в ходе своего взаимодействия двигаются, образно говоря, «дышат», представляя собой не статическую, а динамическую систему. Более того, это взаимодействие происходит не в вакууме, а в «физиологическом бульоне»,
в котором присутствует множество других соединений.
Поэтому активность в пробирке или чашке Петри — это еще не гарантия успеха препарата в живом организме, где патологические процессы протекают в окружении многих других, с которыми они также взаимодействуют. Изучая динамику этих взаимодействий, мы можем более четко «подгонять» свойства наших соединений для конкретных целей.

Частью изучения динамики химических реакций является исследование биологической эволюции на молекулярном уровне. В ходе эволюции проявляются emergent properties, возникающие свойства. То есть их нет в начале существования системы и они никоим образом не запрограммированы. Они проявляются как ответная реакция на внешние воздействия и на происходящие изменения в самой системе (например, ошибки транскрипции). Изучение этих сложных свойств в системе, в ее развитии — важнейшая фундаментальная задача современной химии, которая изучает как живую, так и неживую природу.

Академик Людвиг Фаддеев в интервью нашему журналу сказал, что единственная фундаментальная наука, которая еще осталась, — это теоретическая физика, но и она скоро ответит на все вопросы. А «химия в этом смысле — конченая наука». Она стала чисто прикладной наукой, поскольку физика в ней все объясняет. «В конечном счете, все сводится к решению уравнения Шредингера для электронов в поле ядер. И все следует из него».

— При всем моем уважении к академику Фаддееву, я не могу согласиться с его оценкой. Было бы наивно предполагать, что, научившись рассчитывать все параметры молекул, простых или сложных, мы сможем объяснить их взаимодействия в сложных системах. Даже составив полную систему уравнений Шредингера для описания какого-либо химического процесса, мы не получим достаточной информации о его поведении в присутствии других молекул, то есть о его динамике и свойствах, о его развитии. Начальное состояние, конечное состояние изолированной молекулы — это все, что мы можем более или менее точно предсказать, да и то не в сложных системах.

Когда взаимодействует большое число элементов и существует очень много вариантов того, что может произойти между ними, количество неизвестных и количество уравнений, которые их описывают, становится настолько велико, что, даже отвлекаясь от химии, чисто математически, мы вряд ли будем способны адекватно описать, а значит, и решить такую задачу. И дело не в уровне развития математических моделей и возможностях современных компьютеров. Дело в том, что сложные системы редко развиваются по единственному и предсказуемому пути.

Вы работаете в США, в Институте Скриппса. На решение каких задач он в первую очередь нацелен?

— Скриппс — это частный институт, по юридической форме — non-profit (некоммерческая организация), по характеру — академический. В Америке есть такое понятие, как академическая свобода. Оно означает, что в академическом институте каждый сотрудник волен сам выбирать для себя область исследования. Естественно, на это нужно получать гранты, финансовую поддержку, и это в какой-то мере влияет на то, чем вы занимаетесь. Особенно в современной экономике. Но какую именно работу я буду делать, решаю я сам. И никогда перед нами не ставятся какие-либо конкретные задачи, которые нам надо включить в план, как в промышленности.

Но конечная цель наших исследований все же практический результат, а не получение просто «красивых» молекул.

Кто финансирует ваш институт?

— Основной источник нашего финансирования — это гранты Национальных институтов здравоохранения (National Institutes of Health, NIH). Это американский эквивалент Минздрава.
Эти деньги расходные, которые используются на каждодневные нужды института, на жизнь лабораторий. Каждый профессор пишет свои заявки и получает свои гранты. Выделяют гранты на фундаментальные исследования и Национальный фонд науки (National Science Foundation), и другие правительственные организации. У меня есть и те и другие гранты. Какие-то средства на целевые программы выделяют компании. Есть компании, которые дают безвозмездные деньги просто на поддержание науки. И наконец, это частные пожертвования, как от людей, так и от больших частных фондов, на биологические или медицинские исследования. Кстати, и наш институт был создан на личные средства семьи Скриппс, а несколько его факультетов значительно выросли после 1996 года благодаря внушительному пожертвованию — 100 миллионов долларов — от семьи Скаггз.

Как организована работа в институте?

— У нас есть совет попечителей, который занимается большей частью финансовыми аспектами и долгосрочными перспективами института. Науку они не определяют. Есть президент — Ричард Лернер, наш главный администратор, он очень известный ученый в области иммунологии, основатель теории каталитических антител. Он практически вручную собрал наш институт, которому исполнилось сейчас пятьдесят лет. Открытие химического факультета — это его заслуга. Потому что изначально институт был чисто иммунологическим, биологическим институтом, там не было никакой химии. И именно Лернер собрал команду известных ученых.

В нашем институте 15 факультетов, около 200 профессоров, около 900 научных сотрудников. Это один из самых больших в мире негосударственных исследовательских институтов. В Штатах, наверное, сейчас самый большой. На каждом факультете есть декан, но он никоим образом не определяет направление работы отдельных лабораторий. Это остается прерогативой профессоров, которые заведуют лабораториями.

Почему, на ваш взгляд, в рейтинге ведущих химиков нет ни одного химика собственно из России? Это демонстрация слабости нашей химии? А ведь она имеет у нас гигантские традиции.

— Безусловно, российская химия имеет очень глубокие корни, традиции. Я люблю приводить пример: самый первый патент на процесс крекинга, на первую нефтеперегонную установку был выдан Шухову еще в 1890 году. Тому самому инженеру-изобретателю Владимиру Шухову, чья башня находится на Шаболовке. Однако применение эта технология нашла в Нью-Джерси в США, на заводах Рокфеллера, потом в Западной Европе.

Любая экспериментальная наука стоит дорого. И инвестиции в нее не окупаются быстро. Это банальные вещи. А мы все знаем, как наука в России финансируется в последние десятилетия. Но и до этого химия в Советском Союзе была больше ориентирована на решение сугубо прикладных задач, которые стояли перед страной в то время. Приоритеты отдавались нефтехимической и оборонной промышленности и только в минимальной мере медицинской промышленности. К сожалению, глобальных достижений в российской химии как в науке было не так много.

В последнее время российское руководство предпринимает много усилий, чтобы вернуть на родину ученых, уехавших работать за границу. Выделены очень крупные гранты. Нижегородская медицинская академия получила, кстати, грант, связанный с исследованием флуоресцентных белков. Вас не звали? Тем более что речь пока идет не о возвращении, а о совмещении работы здесь и в той же Америке.

— Конкретно не звали. Что касается совмещения, признаюсь, я этот вариант не рассматривал; может быть, это было бы и интересно. Я также понимаю, что моя лаборатория, группа аспирантов, стажеров требует внимания, и оставить ее на долгое время просто не получится, даже используя современные методы интернет-конференций, компьютерной связи. Это во-первых. А во-вторых, самое главное, нужна определенность на будущее. Создание новых центров, лабораторий — это только начало. Какая поддержка будет в дальнейшем, какие механизмы финансирования будут разработаны?

Кроме того, проблема в том, что во главе большинства российских научных проектов поставлены известные, но далеко не молодые ученые, зачастую в качестве просто свадебных генералов. А для новых фундаментальных открытий и развития новых технологий нужны молодые головы, которым предоставлена полная интеллектуальная свобода. И, конечно, должны быть созданы условия здоровой конкуренции, которые научат этой свободой пользоваться.

Но ведь и ваш президент Лернер далеко не молодой человек.

— Безусловно, немолодой и, безусловно, очень известный. Но ни Лернер, ни любой другой президент любого другого института ни в коей мере не диктует направления работы своих сотрудников. Хороший научный администратор создает условия для свободы творчества, а не подгоняет под свою мерку институт. И это еще одно важное отличие в организации науки на Западе, особенно в Америке, от ее организации в России, где она очень вертикальная. В России важные академики могут определять, чем занимаются целые направления, институты и даже отдельная институтская лаборатория того или другого доктора наук. В Америке же наука латеральна, и каждый профессор волен выбирать свою область исследований. У нас в институте, если я вдруг решу заниматься не катализом, а, скажем, нейрохимией, никто не возразит. Пожалуйста, иди и занимайся. Даже если вы химик по образованию, но решили заняться биологией, в которой у вас не было никакой подготовки, идите и учитесь — сами и на своих собственных экспериментах. Любой хороший ученый это может сделать. Все условия для этого созданы.


В статье использованы материалы: ЭкспертOnline


Средний балл: 10.0 (голосов 4)

 


Комментарии
Котловкер Илья Фёдорович, 17 октября 2011 08:06 
Все очень интересно. Хотелось бы задать Валерию Фокину несколько вопросов. Дайте пожалуйста его
Email:
Котловкер Илья
geoflora@pochta.ru
Палии Наталия Алексеевна, 17 октября 2011 12:10 
Илья Федорович, на странице группы проф. Фокина вы найдете его Email, нужно подвести курсор к его фотографии
В разделе Объявления - информация о лекции В.Фокина (ее можно просмотреть в записи) «Крадущийся тигр, затаившийся дракон: селективный катализ в химии, биологии и нанотехнологиях»
Интересная статья. Азидами у нас в КемГУ плотно занимаются уже более 30 лет. Чем только уже не обрабатывали. Хорошо, что в Америке все-таки прикладной результат главное. Потому результат есть :)
А у нас в вузе только вузовская "наука"...
Так ведь и реакция циклоприсоединения (по Хьюсгену) известна уже более 40 лет. Наверняка в КемГУ про неё тоже знают.

Вот медный катализ - это действительно прорыв. Особенно в прикладном аспекте.
Владимир Владимирович, 23 октября 2011 01:11 
А у нас в вузе только вузовская "наука"...
Да и в России получается только "Единая Россия"
на Владимир Владимирович, 23 октября 2011 01:11
Да и в России получается только "Единая Россия"

- А может быть это +, если сравнить с тем, о чем говорят хозяева заморского колокольчика ?

"Единственной исключительной страной является Америка... Этот век должен быть веком Америки". http://www.u...06719.shtml
Это вряд ли.
Скорее, это будет век Китая.
Владимир Владимирович, 26 октября 2011 06:48 
Трудно не согласиться, что в какой-то степени так и будет.
Владимир Владимирович, 26 октября 2011 06:31 
Вам виднее, Александр Леонидович.
Надеетесь на социалистическую пенсию от Единой России - на здоровье.
Впечатляющая эволюция - Утро после Завтра!
Скорее, это будет век Китая.

Участвовал в XI Российско-Китайском Симпозиуме с элементами научной школы для молодежи
НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ И ТЕХНОЛОГИИ (10 – 14 октября 2011 г., Россия, Санкт-Петербург):
2/3 участников - китайские ученые.
Трусов Л. А., 25 октября 2011 18:26 
зато у нас есть Сколково
на Владимир Владимирович, 26 октября 2011 06:31
Надеетесь на социалистическую пенсию от Единой России - на здоровье

На хозяев http://www.u...06719.shtml
заморских колокольчиков
совсем не надеюсь, даже наоборот. А вы?

Впечатляющая эволюция - Утро сегодня пишет о том, о чем 10 лет назад писала Завтра!
Владимир Владимирович, 26 октября 2011 16:53 
И я совсем не надеюсь, что пустопорожние демагоги вдруг станут жить лучше вопреки всякому здравому смыслу.
(Это только "в головах" несколько минусов могут дать плюс; "в клозетах" же минусы складываются)

Утро сегодня пишет о том, о чем 10 лет назад писала Завтра!
Понятно!
Ключевой критерий - правильное соответствие источника цитирования образу и содержанию мЫшления!
Именно тот же "плюс" "в головах"...
на Владимир Владимирович, 26 октября 2011 16:53
Ключевой критерий - правильное соответствие источника цитирования образу и содержанию мЫшления!
Совсем запутался Владимир Владимирович:
цитировались не Утро-Завтра, а штатовский самый рейтинговый кандидат в президенты, республиканец Митт Ромни ("Единственной исключительной страной является Америка... Этот век должен быть веком Америки" http://www.u...06719.shtml) , возможно, будущий шеф множества зарубежных колокольчиков.

Кстати, частный случай высказывания Митт Ромни был предугадан здесь http://www.n...218780.html
(… Право опережающее мыслить есть только у СШа!)
Владимир Владимирович, 27 октября 2011 07:52 
Александр Леонидович,
Покоренный Вашей вежливостью, настойчивостью и осведомленностью, я признаю полную Вашу победу в этом дискурсе!

Я совсем мало знаю про Митта Ромни. Он меня не интересует, к сожалению, извините, потому как на выборы президента в США я не могу оказать никакого влияния.

Также из положительных эмоций - нельзя не порадоваться, что у Вас нет более важных проблем и забот, кроме как обсуждать высказывания Ромни.
Давно мы не убирали на комбайнах кукурузу, господа!
...количество неизвестных и количество уравнений, которые их описывают, становится настолько велико, что, даже отвлекаясь от химии, чисто математически, мы вряд ли будем способны адекватно описать, а значит, и решить такую задачу... - какой-то плагиат.

"... мы сталкиваемся с необходимостью составить и решить такое же число дифференциальных уравнений, что представляется, вообще говоря, практически неосуществимым ..." (Л.Д.Ландау, Е.М.Лифшиц Том.V, параграф 1)
Наверное, академик Людвиг Фаддеев подразумевал под фундаментальностью что-то другое.
Давно мы не убирали на комбайнах кукурузу, господа!
Если сравнить с тем, как http://zavtr...936/21.html
и с какими последствиями ребята из штатовской команды убрали из недосягаемой высоты головы Каддафи и его сторонников, то наши комбайны – это всему миру пример для подражания.
на Владимир Владимирович, 27 октября 2011 07:52
...у Вас нет более важных проблем и забот, кроме как обсуждать высказывания Ромни.

Высказывания Митт Ромни интересны не сами по себе, а в контексте, который складывается, в том числе, и из таких высказываний: http://zavtr...936/21.html
"...Я полагаю, диктаторы во всем мире, не только Башар Асад, но, может быть, даже господин Путин, может быть, кто-то из китайцев, возможно, они станут немного более нервными,...". А ведь Путин http://www.i...news/505109
- это неформальный лидер Единой России, которую вы упоминали 23 октября 2011 01:11 .
Владимир Владимирович, 27 октября 2011 16:22 
В контексте получается, что враги уже проникли абсолютно повсюду

И мне не о чем с Вами спорить...
Shvarev Alexey, 27 октября 2011 20:29 
у них завязался Очень Умный Разговор
Кроме того, проблема в том, что во главе большинства российских научных проектов поставлены известные, но далеко не молодые ученые, зачастую в качестве просто свадебных генералов.

Если усреднить высказывание, то:
немолодые известные свадебные генералы, с одной стороны.
С другой стороны:
немолодой и, безусловно, очень известный ученый-работодатель-президент-наш главный администратор, которому Валерий Фокин поет осанну http://www.o...ds/302.html
Похоже на двойной штатовский стандарт. Ну, типа, саудовская монархия http://www.l.../28/prince/
совместима со штатовской демократией, а Джамахирия http://ru.wi...D0%B8%D1%8F
- нет.
Палии Наталия Алексеевна, 29 октября 2011 21:28 
А у нас в вузе только вузовская "наука"- если наука не востребована, то так и получается
— Основной источник нашего финансирования — это гранты Национальных институтов здравоохранения (National Institutes of Health, NIH).
Любая экспериментальная наука стоит дорого. И инвестиции в нее не окупаются быстро.

В РФ тоже много всяких министерств, но, похоже, публицист из Известий http://www.i...news/505147
делает правильные выводы:
"...Проблема куда фундаментальнее. Конституцией РФ не предусмотрено никаких органов власти и самоуправления, чей цикл выборной перезагрузки простирался бы за горизонт президентской шестилетки. Стратегией заниматься попросту некому. Ну, кроме разве что «многонационального народа», коему Статья 3 утопически приписывает готовность и способность нести тяжкое бремя суверенитета...".
Палии Наталия Алексеевна, 05 ноября 2011 06:21 
в Top100 Chemistry и Top100 Materials Science входят и другие российские ученые, среди них есть и работающие в России
Мне кажется что весь ТОП занимали русские ученые, если бы стимулировалась отечественная наука!
спасиба за информацию

Для того чтобы оставить комментарий или оценить данную публикацию Вам необходимо войти на сайт под своим логином и паролем. Зарегистрироваться можно здесь

 

Нановодоросли
Нановодоросли

Научно-популярный лекторий РНФ на Международном молодежном научном форуме «Ломоносов-2019»
С 9 по 11 апреля российские ученые рассказывают о своих научных исследованиях, которые выполняются по грантам Российского научного фонда. Лекции проходят в рамках Лектория РНФ во время проведения Международного молодежного научного форума «Ломоносов-2019».

Фестивали «От Винта!» и NAUKA 0+ представили инновационные проекты на выставке Hannover Messe 2019
Ганновер (Германия) 5 апреля 2019 года. – Объединённая экспозиция Фестиваля детского и молодежного научно-технического творчества “От Винта!” и Всероссийского фестиваля NAUKA 0+ была представлена на крупнейшей выставке промышленных технологий Hannover Messe 2019 в Германии в составе стенда Российской Федерации, организованного Российским экспортным центром при поддержке Министерства промышленности и торговли РФ.

Стань магистрантом в области светодиодных технологий без экзаменов
От бакалавриата к магистратуре без вступительных экзаменов уже сейчас? С портфолио возможно все! Участвуйте в конкурсе «Науке нужен ты!» и получайте бюджетный билет в первую в России магистерскую программу в области светодиодных технологий и оптоэлектроники Университета ИТМО!

Интервью с Константином Козловым - абсолютным победителем XIII Наноолимпиады
А.А.Семенова
Школьник 11 класса Константин Козлов (г. Москва) стал абсолютным победителем Олимпиады "Нанотехнологии - прорыв в будущее!" 2018/2019 по комплексу предметов "физика, химия, математика, биология". О своих впечатлениях, увлечениях и немного о планах на будущее Константин поделился с нами в интервью.

Микроэлементарно, Ватсон: как микроэлементы действуют на организм
Алексей Тиньков
Как на нас воздействуют кадмий, ртуть, цинк, медь и другие элементы таблицы Менделеева рассказал сотрудник кафедры медицинской элементологии РУДН Алексей Тиньков в интервью Indicator.Ru

Зимняя научная конференция студентов 4 курса ФНМ МГУ 22-23 января 2019 г.
Сафронова Т.В.
Настоящий сборник содержит тезисы докладов зимней научной студенческой конференции студентов 4-го курса ФНМ

Технопредпринимательство на марше

Мы традиционно просим вас высказать свои краткие суждения по вопросу технопредпринимательства и проектной деятельности школьников. Для нас очевидно, что под технопредпринимательством и под проектной деятельностью школьников каждый понимает свое, но нам интересно ваше мнение, заодно вы сможете увидеть по мере прохождения опроса, насколько оно совпадает или отличается от мнения остальных. Ждем ваших ответов!

О наноолимпиаде замолвите слово...

Прошла XII Всероссийская олимпиада "Нанотехнологии - прорыв в Будущее!" Мы надеемся, что нам для улучшения организации последующих наноолимпиад поможет электронное анкетирование. Мы ждем Ваших замечаний, пожеланий, предложений. Спасибо заранее!

Опыт обучения в области нанотехнологического технопредпринимательства

В этом опросе мы просим поделиться опытом и Вашим отношением к нанотехнологическому технопредпринимательству и смежным областям. Заранее спасибо за Ваше неравнодушие!



 
Сайт создан в 2006 году совместными усилиями группы сотрудников и выпускников ФНМ МГУ.
Сайт модернизирован для ресурсной поддержки проектной деятельности учащихся в рамках ГК 16.647.12.2059 (МОН РФ)
Частичное или полное копирование материалов сайта возможно. Но прежде чем это делать ознакомьтесь с инструкцией.