Нанотехнологическое сообщество Нанометр, все о нанотехнологиях
на первую страницу Новости Публикации Библиотека Галерея Сообщество Объявления Олимпиада ABC О проекте
 
  регистрация
помощь
 

Азот, стерильность и китайские хомячки: как создается лекарство

Ключевые слова:  Биокад, конкурс, лучшие работы, Моя лаборатория, Олимпиада, периодика, фармацевтика

Автор(ы): Грибова Дарина Денисовна, фото: Вытольский Виктор

Опубликовал(а):  Гольдт Илья

15 марта 2015

Программа «Мастерские инноваций» ФИОП РОСНАНО и МГУ имени М.В.Ломоносова подвели итоги конкурса «Моя лаборатория». Мы с удовольствием публикуем лучшие работы.

Попасть в производственный корпус биофармацевтической компании «Биокад» непросто, если вы не врач, аспирант или лучший сотрудник месяца на экскурсии. Нам повезло: в халатах и бахилах, пройдя шумный воздушный душ, мы с фотографом оказываемся в начале цикла производства – комнате подготовки банка клеток.

[фото 1. В лаборатории клеточных технологий]

«Биокад» – одна из немногих в России компаний полного цикла. Это значит, что здесь самостоятельно разрабатывают инновационные лекарства с молекулы до выхода на рынок. В Петербурге (точнее, в поселке Стрельна на юге города), помимо производства и офиса продаж, находится «мозг» компании – ряд лабораторий. Это лаборатории молекулярной генетики, высокопроизводительных биотехнологических методов, клеточных технологий, а также аналитических методов, где препараты разрабатываются и тестируются.

[фото 2. В компании делают ставку на молодость: средний возраст сотрудников компании – 28 лет]

«Сейчас мы вывели в продажу новый препарат – российский биоаналог ритуксимаба для лечения рака крови, лимфатических узлов, – рассказывает генеральный директор «Биокада» Дмитрий Морозов. – Все шаги для этого были запланированы заранее. Четыре года назад мы должны были принять программу, построить завод, получить большое количество одобрений». Этот препарат в сочетании с химиотерапией помогает пациентам справится со страшным онкологическим заболеванием.

[фото 3. Основатель и глава биофармацевтической компании «Биокад» Дмитрий Морозов]

Ирина Ковалёва, специалист отдела обеспечения качества на производстве, гордится своей работой и может рассказать про все этапы создания лекарства. «Именно субстанции моноклональных антител применяются для лечения онкологических и аутоимунных заболеваний. Продуцентом наших моноклональных антител являются клетки яичников китайских хомячков. Почему? Потому что клетки млекопитающих наиболее близки к человеческим, и продуцируемые ими антитела максимально эффективны и безопасны при введении пациенту», – объясняет она в комнате подготовки банка клеток. Банк разделен на две части по крио-хранилищам; так можно избежать потери всех клеток в чрезвычайных обстоятельствах.

[фото 4. В первом из производственных помещений хранится банк клеток, основа для лекарств. На видео – процесс размораживания криовиал]

До определенного момента клетки хранятся в замороженном азоте, затем криовиалы (замороженные пробирки) размораживаются: «Открываются специальные коробки, где в крошечных пробирках находится по одному миллилитру клеток. Вся процедура должна занимать от двух до пяти минут, иначе потеряется их жизнеспособность». Пробирки разогреваются при температуре 37°C, сохраняя жизнеспособность более 90% клеток. Начинается следующая стадия производства.

[фото 5. Все емкости для работы на производстве – одноразовые, это помогает сохранить абсолютную чистоту. Центральная заводская лаборатория]

Надо сказать, что все это происходит в помещении, невидимом для зрителей: процесс мы наблюдали на видео. Более того, от комнат класса чистоты B, в которые нам нельзя даже после воздушного душа, мы отделены стеклом, коридором для персонала и снова стеклом. К чистоте здесь относятся серьезно: еженедельно пробы снимают с одежды и рук персонала, проверяются смывы воды и воздуха для поддержания постоянной стерильности. Стерильность – это когда в помещении нет ни одного микроорганизма, которого там быть не должно.

[фото 6. Даже в коридоре для посетителей нет лишних деталей]

Дальше по коридору – комната подготовки посевного материала. Здесь, помимо ламинарного шкафа для ручной работы с клетками в атмосфере полной стерильности, есть инкубатор – оранжевый шкафчик, где к одному миллилитру клеток добавляют питательные добавки и наращивают его до двух литров. Постепенно – сначала до 125 мл, потом до 500 мл и так далее. В шейкере-инкубаторе поддерживаются определенная температура, влажность и скорость перемешивания.

Следующая стадия – ферментационный зал. «Это самое главное помещение, здесь происходит крупномасштабная наработка конечной субстанции, – рассказывает Ирина. – Все начинается с волнового биореактора, это платформа, которая качается – вместе с одноразовым стерильным мешочком». В мешок закачивают питательную среду и содержимое той двухлитровой колбы, которое получили раньше, также туда подается газовая смесь из воздуха и углекислого газа для поддержания pH среды.

[фото 7. В ферментационном зале работают с добавками и питательными средами]

Примерно четыре дня происходит наращивание до необходимой концентрации, а затем все отправляется в 250-литровый биореактор. В этом же помещении стоит пять реакторов на 1000 литров каждый, куда, в свою очередь, клетки пересеваются дальше. Масштабы и гибкость этой технологии позволяют производить сразу несколько лекарств.

[фото 8. Гигантский биореактор, рассчитанный на 250 литров субстанции, – все еще промежуточная стадия ее изготовления]

После цикла культивирования мешок с субстанцией путешествует дальше, в помещение довирусной очистки: от наших глаз оно тоже скрыто. Там проходит два этапа очистки целевого белка через специальные хроматографические колонны; первая очистка – на сорбенте с протеином А, вторая – на мультимодальном сорбенте CaptoAdhere. Через колонны пропускают культуральную жидкость или раствор белка, селективно связывая продукт или примеси (например, агрегаты антител, белки клеток продуцентов, ДНК).

Все оборудование здесь ослепительно чистое, как в хирургическом кабинете. «Представьте, что мешок для волнового биореактора пришел с дыркой – это недопустимо, – качает головой Ирина. – У нас каждый день берутся пробы, и если мы видим, что партия не подходит, она сразу бракуется. С такими поставщиками мы стараемся больше не работать». Это неудивительно: риски слишком велики, стоимость одного такого мешочка в конце составляет 175 миллионов рублей.

[фото 9. Ирина Ковалёва. Контроль качества и хорошее знание своего дела важны в любой сфере]

«Здесь хранится наша готовая продукция. У меня доступа... нет», – смеется Ирина, прикладывая карточку пропуска к двери склада без всякого эффекта. Она рассказывает, что завод в Стрельне отвечает только за наработку субстанции, а линия розлива по флаконам находится в Петрово-Дальнем в Московской области, откуда и выходят готовые лекарственные средства.

[фото 10. За работой в центральной заводской лаборатории можно наблюдать без дополнительного стекла]

В другом крыле производственного корпуса находится центральная заводская лаборатория, в ней контролируются параметры процесса культивирования клеток. Тут специальный автоматический счетчик клеток Cedex позволяет разобраться, какие из них изначально нежизнеспособны. Другой аппарат, высокая хроматографическая колонка, высчитывает, сколько в субстанции белка, самого главного элемента для лекарства.

[фото 11. Прибор на дальнем столике – это не кофе-машина, как может показаться, а счетчик клеток Cedex]

Через весовую комнату проходим в помещение для приготовления питательных сред и добавок. Все они проходят анализ на бактериальные эндотоксины – это вещества, которые могут вызывать токсическую реакцию у человека, повышение температуры, лихорадку, и от которых нужно избавляться на ранних стадиях проверок. «Желтая этикетка означает, что добавки к нам прибыли и пока на карантине, – перечисляет Ирина, – синяя этикетка: проба отобрана, она отбирается из каждой баночки. Зеленая – можно использовать на производстве. И пока нет этих трех цветов, с ними нельзя работать. У нас все очень строго».

[фото 12. Помещение подготовки воды. Здесь все контролируется датчиками, и время от времени наблюдатель заходит проверить – все ли в порядке]

Сделав полный круг по периметру производственного цеха, возвращаемся к воздушному душу. «Бахилы можете оставить, халатики – сдать», – командует Ирина. Ей, специалисту отдела обеспечения качества, всего 23 года. Очень молодой персонал – отличительная особенность «Биокада» и, по словам Дмитрия Морозова, один из факторов успешности предприятия на стыке науки и производства. «Будущее создается сейчас, поэтому у меня как у управленца должна быть молодая банда, создающая будущее, в котором она будет жить через 5-10 лет. Мы должны инвестировать в науку, в молодежь и в современное оборудование», – считает он.

[фото 13. Дмитрий Морозов в своем кабинете, в главном здании компании]

Напоследок я спрашиваю генерального директора, какую из десятков разработок компании он считает самой важной на данный момент. «Сейчас мы прошли лабораторный этап создания нового продукта на основании блокатора PD-1 – это антитело, с помощью которого можно бороться с меланомой, очень агрессивной опухолью. Это один из препаратов, которые будут применяться в комплексной терапии, – Дмитрий Морозов задумывается. – Также меня очень волнуют вопросы рака груди у женщин, и мы много над этим работаем. Нечестно, когда молодые девушки страдают и погибают от этого».

Об авторе

Дарина Грибова - журналист-фрилансер, выпускница Санкт-Петербургского государственного университета, Высшей школы журналистики и массовых коммуникаций (Факультет журналистики), по специальности – международная журналистика. Сейчас учится по совместной магистреской программе Санкт-Петербургского государственного университета & Freie Universität Berlin (магистерская программа «Глобальная коммуникация и международная журналистика», 1 курс). online-портфолио: https://darinagribova.contently.com/

.


В статье использованы материалы: Моя лаборатория


Средний балл: 10.0 (голосов 4)

 



Для того чтобы оставить комментарий или оценить данную публикацию Вам необходимо войти на сайт под своим логином и паролем. Зарегистрироваться можно здесь

 

Дырка
Дырка

Участие НТ-МДТ Cпектрум Инструментс в конференции “ГРАФЕН: МОЛЕКУЛА И 2D КРИСТАЛЛ”
Участие НТ-МДТ Cпектрум Инструментс в конференции “ГРАФЕН: МОЛЕКУЛА И 2D КРИСТАЛЛ” 5-9 августа 2019 года в Новосибирске

I МОСКОВСКАЯ ОСЕННЯЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ПЕРОВСКИТНОЙ ФОТОВОЛЬТАИКЕ
14-15 октября 2019 года состоится школа - конференция молодых ученых - I Московская осенняя международная конференция по перовскитной фотовольтаике (Moscow Autumn Perovskite Photovoltaics International Conference – MAPPIC-2019).

Золото России на Международной Химической Олимпиаде
30 июля в Париже завершилась 51-я Международная химическая олимпиада. Она была рекордной по числу участников - 309 школьников из более, чем 80 стран. Олимпиада прошла под девизом "Двигаем науку вместе" ("Make the science together"). Сборная России на олимпиаде завоевала 4 золотые медали и в медальном зачете поделила 1-2 место с командой Кореи. Победителями стали Михаил Матвеев (Вологда) и три москвича - Даниил Бардонов, Алексей Шишкин и Никита Чернов.

3D нанотехнологии в физике, химии, биологии, медицине и инженерном искусстве
И.В.Яминский
Материалы лекции проф. МГУ, д.ф.-м.н., генерального директора Центра Перспективных технологий И.В.Яминского "3D нанотехнологии в физике, химии, биологии, медицине и инженерном искусстве". 3D принтер, сканирующий зондовый микроскоп и фрезерный станок. Что общего между ними? Как конструировать их своими руками? Небольшой экскурс в практические нанотехнологии. Поучительная история о создании сканирующего туннельного микроскопа. От идеи до нобелевской премии за 5 лет. Взгляд в микромир – от атомов и молекул до живых клеток. Как взвесить массу одного атома? Вирусы и бактерии – наши друзья или враги? Медицинские приложения нанотехнологий – нанобиосенсоры для обнаружения биологических агентов.

Материалы и пленочные структуры спинтроники и стрейнтроники
В.А.Кецко
Девятый Наноград, проходивший в Ханты - Мансийске, собрал талантливых школьников, интересных лекторов и преподавателей в области наноматериалов, нанотехнологий и технопредпринимательства. В сообщении даны материалы лекции д.х.н., в.н.с. ИОНХ РАН В.А.Кецко "Материалы и пленочные структуры спинтроники и стрейнтроники".

Лекции и семинары от ФНМ МГУ на Нанограде
Е.А.Гудилин
Девятый Наноград, проходивший в Ханты - Мансийске, собрал талантливых школьников, интересных лекторов и преподавателей в области наноматериалов, нанотехнологий и технопредпринимательства. Ниже даны материалы лекций и семинаров представителя ФНМ МГУ проф., д.х.н. Е.А.Гудилина.

Технопредпринимательство на марше

Мы традиционно просим вас высказать свои краткие суждения по вопросу технопредпринимательства и проектной деятельности школьников. Для нас очевидно, что под технопредпринимательством и под проектной деятельностью школьников каждый понимает свое, но нам интересно ваше мнение, заодно вы сможете увидеть по мере прохождения опроса, насколько оно совпадает или отличается от мнения остальных. Ждем ваших ответов!

О наноолимпиаде замолвите слово...

Прошла XII Всероссийская олимпиада "Нанотехнологии - прорыв в Будущее!" Мы надеемся, что нам для улучшения организации последующих наноолимпиад поможет электронное анкетирование. Мы ждем Ваших замечаний, пожеланий, предложений. Спасибо заранее!

Опыт обучения в области нанотехнологического технопредпринимательства

В этом опросе мы просим поделиться опытом и Вашим отношением к нанотехнологическому технопредпринимательству и смежным областям. Заранее спасибо за Ваше неравнодушие!



 
Сайт создан в 2006 году совместными усилиями группы сотрудников и выпускников ФНМ МГУ.
Сайт модернизирован для ресурсной поддержки проектной деятельности учащихся в рамках ГК 16.647.12.2059 (МОН РФ)
Частичное или полное копирование материалов сайта возможно. Но прежде чем это делать ознакомьтесь с инструкцией.