Нанотехнологическое сообщество Нанометр, все о нанотехнологиях
на первую страницу Новости Публикации Библиотека Галерея Сообщество Объявления Олимпиада ABC О проекте
 
  регистрация
помощь
 
лауреат Демидовской премии 2014 года, академик РАН Олег Матвеевич Нефедов

АКАДЕМИК О.М. НЕФЕДОВ: «НАДО РАСТИТЬ ТАЛАНТЫ, КАК КРИСТАЛЛЫ»

Ключевые слова:  научная работа, образование, химия

Автор(ы): Е. ПОНИЗОВКИНА

Опубликовал(а):  Палии Наталия Алексеевна

18 февраля 2015

Ярко выраженная способность к креативному мышлению — необходимое качество для любого представителя интеллектуального труда. И все же, на мой взгляд, к ученым-химикам это относится в особой мере. Ведь синтез новых соединений в буквальном смысле — процесс творения.
Оригинально мыслящий химик — так говорят коллеги о нынешнем демидовском лауреате академике Олеге Матвеевиче Нефедове. Одно из свидетельств тому — придуманный им простой и эффективный способ введения фтора в ароматическое ядро. В то время как все химическое сообщество шло традиционным путем синтеза фторсодержащих соединений, в лаборатории Нефедова фторсодержащие арены синтезировались способом циклоприсоединения легко генерируемых фторгалогенкарбенов и промышленно доступных полифторолефинов к ненасыщенным углеводородам с последующей термической изомеризацией фторсодержащих циклопропанов и циклобутанов. Это если говорить научным языком. Чтобы было понятно неспециалисту, скажем так: берутся легкодоступные газы бутадиен и хладон (который, кстати, используется в холодильниках), нагреваются до 650 градусов. В результате из хладона образуется дифторкарбен, который, вступая в реакцию с бутадиеном, дает циклическое соединение, преобразуемое затем во фторарен — ароматическое соединение с одним или несколькими бензольными кольцами. Эти соединения широко применяются в самых разных сферах: при производстве растворителей, взрывчатых веществ, красителей, лекарственных средств, пестицидов, пластмасс.
Вообще-то фтор вводится в ароматическое ядро с большими трудностями, а благодаря методу Нефедова он входит туда, «как по маслу». Компания «Самсунг», с которой сотрудничали московские химики, даже прислала в лабораторию Олега Матвеевича десант сотрудников, чтобы они ознакомились с новаторской технологией.
Академик Нефедов, основатель фундаментального научного направления — химии карбенов, всю жизнь проработал на одном месте, в Институте органической химии им. Н.Д. Зелинского РАН (Москва). Помимо пионерских исследований карбенов, их аналогов и других нестабильных молекул, а также химических превращений малых циклов, он изучал реакции алифатических диазосоединений, разрабатывал каталитические методы прямого циклопропанирования различных непредельных соединений, внес большой вклад в создание и широкое использование прогрессивных инструментальных и расчетных методов.
Однако Олег Матвеевич никогда не был «кабинетным» ученым, он лично участвовал в разработке промышленных технологий получения синтезированных в его лаборатории соединений. Много времени он посвящал и научно-организационной работе: в 1988–1991 годах был академиком-секретарем Отделения общей и технической химии Академии наук, в 1988–2001 — вице-президентом РАН, активно работал в Международном союзе теоретической и прикладной химии (ИЮПАК), многие годы возглавлял Национальный комитет российских химиков. Академик Нефедов — основатель и главный редактор журнала «Mendeleev Communications», который издается совместно РАН и Королевским химическим обществом Великобритании. Но все же львиную долю времени Олег Матвеевич посвящает научным занятиям. О том, как он «случайно» стал химиком, о своем военном детстве и о главных научных интересах лауреат рассказал в традиционном «демидовском» интервью.


— Я родом из Подмосковья, из Дмитрова, до которого во время Великой Отечественной войны дошел фронт. От центра города до Московского телеграфа 72 километра. На момент начала войны я окончил 2-й класс единственной в Дмитрове средней школы. Мой отец Матвей Кондратьевич, участник Первой мировой войны, был преподавателем биологии. А у меня тогда никаких предпочтений в учебе не было. В свободное время играли с друзьями в футбол, используя вместо мяча старые покрышки, набитые тряпками. Правда, свободного времени оставалось совсем немного. У нас был свой дом с участком, хозяйство: пчелы, корова. В мои обязанности входили участие в заготовке сена для коровы, перемещение его на зиму на сеновал, а также другие дела по дому и огороду.
В июле 41-го года начались бомбежки. День и ночь через город шла эвакуация, запомнилось, что мимо нашего дома гнали стада породистых коров. А терраса выходила на запад, откуда видны были зарево и взрывы. Большую часть времени мы сидели в подвале, потому что на крышу падали осколки снарядов. К счастью, немцы в город так и не вошли — Дмитров для них интереса не представлял, поскольку промышленности там практически не было, к тому же в конце ноября взорвали мост через канал имени Москвы, разделявший Дмитров на две части. Немцы вынуждены были пойти в обход. Жестокие бои завязались на Перемиловских высотах, и в декабре гитлеровские войска были отброшены от Москвы. Дмитров — один из немногих городов боевой славы в Московской области.
Во время войны в нашей школе был госпиталь. Но мы продолжали учиться. Сейчас во многих школах нет реактивов, чтобы демонстрировать опыты. А у нас кое-что было даже в те суровые годы. Но главное — была замечательная учительница химии.


— Благодаря этому вы выбрали профессию химика?
— В общем, да. Хотя отчасти это произошло случайно. В Московский химико-технологический институт им. Д.И. Менделеева мне посоветовал поступить мой старший товарищ. Аргументов было два: во-первых, туда было легко добираться, поскольку институт расположен рядом с Савеловским вокзалом, откуда идут поезда на Дмитров; во-вторых, как утверждал мой друг, на топливном факультете собрались классные баскетболисты, а я увлекался этим видом спорта. Так я стал студентом-химиком. Поселился в общежитии, на первом курсе в комнате было 12 человек, но жили весело. Учиться было легко, я продолжал заниматься спортом, стал председателем баскетбольной секции. На старших курсах появилась возможность самому заняться экспериментами, пойти в помощники к аспирантам. Тогда я всерьез задумался о будущем, о дипломе, и началась по-настоящему самостоятельная работа. После окончания института с отличием меня оставили там же в аспирантуре. В конце 1957 года защитил кандидатскую диссертацию и вот уже более 57 лет работаю в Институте органической химии им. Н.Д. Зелинского, с 1968 года заведую лабораторией химии карбенов и малых циклов.


— Почему вас заинтересовали именно карбены?
— Во-первых, химия карбенов, их аналогов и связанная с ними химия малых циклов в период своего появления были новыми весьма интересными и перспективными разделами нашей науки. Во-вторых, в начале своей научной карьеры, с ноября 1959 до конца марта 1960 года, я получил редкую возможность стажироваться в Гейдельбергском университете в одной из лучших химических лабораторий Европы у профессора Георга Виттига, который в 1979 году стал Нобелевским лауреатом по химии. Там я многому научился и многое узнал, в том числе по-настоящему заинтересовался упомянутыми выше научными направлениями. Более того, в 1966 году я подготовил и опубликовал в престижном химическом журнале «Angewandte Chemie» («Прикладная химия») первый в мировой химической литературе подробный обзор по химии аналогов карбенов.
Химия карбенов открывает большие синтетические перспективы, позволяя создавать соединения с очень интересными свойствами, — тут Олег Матвеевич берет лист бумаги и начинает изображать строение молекул, чтобы мне было понятнее, о чем речь; однако заметно, что и для него самого «рисование формул» — по-прежнему исключительно увлекательный процесс. — Карбены — это соединения двухвалентного углерода, обладающие высокой реакционной способностью, а значит, очень нестабильные и короткоживущие. Чтобы соединение углерода стало стабильным, оно не должно иметь свободных валентностей. Достичь этого можно с помощью специальных приемов. Например, карбены можно зафиксировать в низкотемпературной аргоновой матрице. В нашей лаборатории разработаны методы генерирования и стабилизации соединений двухвалентных углерода, кремния, германия и других карбеноидов, детально изучены структура и свойства этих короткоживущих молекул, исследованы их реакционная способность и механизмы превращений. А главное, получены необычные соединения, в том числе первый стабильный гермациклопропен с псевдоароматическими свойствами.


— Есть устоявшееся название научной специализации: «физик-теоретик». А вот понятия «химик-теоретик» я не встречала. Наверное, потому, что фундаментальные химические результаты довольно быстро получают практическое применение.
— Действительно, многие наши разработки были реализованы на практике. В частности, мы с коллегами создали высокоэффективное синтетическое горючее для ракетно-космической техники, которое использовалось во многих космических аппаратах.
Вообще карбеновая технология универсальна. На ее основе мы синтезировали ценные соединения для фармацевтической промышленности и разработали оригинальные методы производства современных экологически безопасных для человека и теплокровных животных инсектицидов пиретроидного ряда.


— Вы всегда были активным участником международного сотрудничества. Пострадала ли эта сфера в результате резкого похолодания международного климата?
— В научной среде санкции практически не проявляются. Мы с зарубежными коллегами продолжаем общаться так же, как и раньше. Вот недавно, в октябре прошлого года в рамках недели химии в России конструктивно обсуждали совместные издательские проекты.
Вероятно, ученые за рубежом в той или иной мере испытывают давление негативных факторов нынешней международной обстановки. Поэтому сегодня так важно не потерять связи, поддерживать установившиеся формы сотрудничества, продолжать работать в международных научных организациях, таких как Международный союз теоретической и прикладной химии (ИЮПАК). Кстати, с середины нынешнего года в качестве уже избранного президента — пятого от нашей страны — его возглавит член-корреспондент нашей Академии наук Наталия Павловна Тарасова.


— Вы организатор и председатель Высшего химического колледжа РАН. В чем его специфика по сравнению с другими вузами химического профиля?
— Вообще сначала на базе одной из московских спецшкол с химическим уклоном был создан химический лицей, в котором интересующиеся химией школьники обучаются последние три учебных года, с 9-го по 11-й класс. Наш институт шефствует над этим лицеем. Часть школьников по желанию начинает посещать научные лаборатории химических институтов и присматриваться к настоящей химической науке. Многие из них по окончании лицея поступают в Высший химический колледж РАН, образованный в 1990 году совместным решением президиума Академии наук и Госкомитета по народному образованию. Он на правах факультета входит в состав Института химии и проблем устойчивого развития Российского химико-технологического университета имени Д.И. Менделеева. Наша главная задача — устранить разрыв между высшим образованием и практикой современных научных исследований. Мы отбираем талантливых ребят, победителей олимпиад. Занятия по всем химическим и физико-математическим дисциплинам проводят академические ученые и профессора ведущих вузов. Обучение идет по расширенной и усложненной программе, которая от классического химического образования отличается более тесной интеграцией с академической наукой и ранней научной специализацией студентов. Научная работа — обязательная часть учебного плана, для нее выделяется как минимум один полный рабочий день в неделю. Все это позволяет целенаправленно готовить кадры для химических институтов РАН, причем большая часть оканчивающих ВХК РАН далее поступает в аспирантуру академических учреждений. Таланты надо растить, как растят кристаллы.


В статье использованы материалы: Наука Урала


Средний балл: 6.7 (голосов 3)

 



Для того чтобы оставить комментарий или оценить данную публикацию Вам необходимо войти на сайт под своим логином и паролем. Зарегистрироваться можно здесь

 

Неорганические водоросли
Неорганические водоросли

Конкурс «Элементы и Люди» в честь Международного года Периодической таблицы химических элементов
РХТУ им. Д.И. Менделеева, Российское химическое общество имени Д.И. Менделеева, МГУ имени М.В. Ломоносова приглашают к участию в конкурсе, посвященном 150-летнему юбилею Периодической таблицы химических элементов Менделеева. Участвовать могут школьники, студенты, молодые ученые и специалисты.

Перст-дайджест
В новом выпуске бюллетеня «ПерсТ»: Нитрид-борные нанокомпозиты для доставки лекарств. 2D наноматериалы помогут создать портативную искусственную почку. Обзор по cтрейнтронике. Доставка лекарств с помощью борнитридных фуллеренов. Речные фуллерены. Научный хит-парад 2018 по версии APS

Лекция Константина Севернинова: от бактериального иммунитета к геномному редактированию
20 декабря состоялась лекция молекулярного биолога, профессора Константина Северинова.
На лекции обсуждались вопросы: какова природа генетических болезней, и сможем ли мы лечить их в ближайшем будущем; что такое система CRISPR-Cas, и как бактерии используют её для борьбы с вирусами, и как изучение этого необычного механизма привело к созданию мощного инструмента геномного редактирования.

Почувствовать живое...
Е.А.Гудилин, А.А.Семенова, Н.А.Браже
Неразрушающее исследование живых клеток и клеточных структур является в настоящее время важным направлением научных изысканий, которые во многих зарубежных и российских научных группах направлены на достижение вполне прагматической цели – разработку новых принципов биомедицинской диагностики и эффективных подходов в нарождающейся персональной медицине.

Российская газета: Перевернуть пирамиду. Президент РАН: как повысить наши шансы на Нобеля
Юрий Медведев
Почему Россия по числу Нобелей отстает от ведущих стран мира, уступая, например, даже маленькой Швейцарии? Замалчиваются ли достижения отечественных ученых? Почему без привлечения в науку российского бизнеса мы не сможем успешно конкурировать в борьбе за престижную научную премию? Об этом корреспондент "РГ" беседует с президентом РАН Александром Сергеевым, который побывал в Стокгольме на вручении Нобелевских премий и поделился своими впечатлениями.

Эффект лотоса
Никельшпарг Эвелина Ильинична
Кратко и поэтично об одном из самых известных эффектов, который так любят школьники и участники наноолимпиады - об эффекте лотоса...

Инновационные системы: достижения и проблемы
Олег Фиговский, Валерий Гумаров

Технопредпринимательство на марше

Мы традиционно просим вас высказать свои краткие суждения по вопросу технопредпринимательства и проектной деятельности школьников. Для нас очевидно, что под технопредпринимательством и под проектной деятельностью школьников каждый понимает свое, но нам интересно ваше мнение, заодно вы сможете увидеть по мере прохождения опроса, насколько оно совпадает или отличается от мнения остальных. Ждем ваших ответов!

О наноолимпиаде замолвите слово...

Прошла XII Всероссийская олимпиада "Нанотехнологии - прорыв в Будущее!" Мы надеемся, что нам для улучшения организации последующих наноолимпиад поможет электронное анкетирование. Мы ждем Ваших замечаний, пожеланий, предложений. Спасибо заранее!

Опыт обучения в области нанотехнологического технопредпринимательства

В этом опросе мы просим поделиться опытом и Вашим отношением к нанотехнологическому технопредпринимательству и смежным областям. Заранее спасибо за Ваше неравнодушие!



 
Сайт создан в 2006 году совместными усилиями группы сотрудников и выпускников ФНМ МГУ.
Сайт модернизирован для ресурсной поддержки проектной деятельности учащихся в рамках ГК 16.647.12.2059 (МОН РФ)
Частичное или полное копирование материалов сайта возможно. Но прежде чем это делать ознакомьтесь с инструкцией.