Нанотехнологическое сообщество Нанометр, все о нанотехнологиях
на первую страницу Новости Публикации Библиотека Галерея Сообщество Объявления Олимпиада ABC О проекте
 
  регистрация
помощь
 
Борис Георгиевич Грибов

Материаловедение: микроэлектроника и нанотехнологии

Ключевые слова:  интервью, Материаловедение, Нанотехнологии, периодика

Автор(ы): Александр Эрлих, Елена Панасенко

Опубликовал(а):  Доронин Федор Александрович

02 декабря 2010

Речь зашла и о том, какие новые высокие технологии могут восстановить в России потребность в отечественных материалах – вроде солнечной энергетики, светодиодов или нанотехнологий, – какие разработки есть «в загашнике» у наших ученых-материаловедов и почему они не реализуются.

Е. П. — Борис Георгиевич, сегодняшняя наша беседа должна стать, согласно идее программы, неким ликбезом – обзором зеленоградской истории материаловедения и его современного состояния. Представьте себе, что перед вами сидит аудитория наших читателей: отчасти это зеленоградские технари, физики, которые более-менее в курсе дела, а отчасти – люди, которые далеки от электроники…

А. Э. — «Чайники», такие же, как мы :)

Е. П. Да, и им нужно объяснить поэтапно, что было и что есть сейчас в Зеленограде по производству материалов для электроники. Первое, о чем хочется вас спросить: ваш общий взгляд на отечественное материаловедение. Чтобы у нас всех сразу не осталось иллюзий :) Как это выглядит для вас? В советское время было все, а сейчас нет ничего, или как-то получше?

Я хотел начать с того, что материаловедение вообще является важнейшим, приоритетным направлением – в таких странах, как Америка, оно занимает второе место по приоритетности. Это связано с тем, что без материалов вообще нельзя изготавливать никакие изделия, в том числе и в электронике, и в то же время именно материалы дают возможность создавать принципиально новые электронные устройства. Например, сейчас появляются новейшие гибкие пластиковые средства отображения информации — это дальнейшее развитие новых материалов, жидких кристаллов, OLED-ов и других, которые позволяют открывать новые возможности для электроники."

"Чтобы понять, в каком состоянии у нас сегодня материалы для микроэлектроники, я скажу несколько слов о причинах, которые привели к сегодняшнему состоянию дел – а по материаловедению оно довольно-таки удручающее. Дело в том, что, когда распался Советский Союз, в стране резко упали потребности в производстве изделий электроники – появилась возможность покупать за рубежом и материалы, и электронные изделия, и приборы, и аппараты. Вслед за этим, например, и потребность в кремнии, — а это основной материал для производства интегральных схем, — упала в 10 раз: мы потребляли 500 тонн кремния в год, а сейчас потребляется порядка 50 тонн.

Е. П. — Это потому, что именно потребитель выбрал зарубежную электронику, или потому, что объемы нашего производства электроники с перестройкой сократились?

Нет, во-первых, микроэлектроника у нас в основном работала на оборону, туда шло больше 50% продукции. «Упала» оборона, одновременно мы перестали делать телевизоры и массу других приборов, стали их покупать за рубежом. Сейчас нет потребности производить их внутри страны – зачем, когда мы можем за нефть купить все, что угодно, не затратив никаких усилий. Проще перегонять нефть и газ по трубопроводам, чем делать сложные вещи. Машиностроение у нас тоже не использует электронику, а ведь современная машина вся рассчитана на электронику. Мы не делаем компьютеров, вычислительных машин, телевизоров, телефонов, а раз упало производство, то и делать малое количество материалов стало экономически невыгодно.

А. Э. — Проще и необходимые материалы покупать за рубежом?

Есть даже и другие причины коммерческого плана. Дело в том, что электронные материалы отличаются от обычных материалов очень высокой степенью чистоты. Можно привести такой пример: если добавить 1 грамм воды в цистерну с нефтью в 40 тонн, это будет 10 в минус седьмой степени – то это вещество такой чистоты еще можно использовать для микроэлектроники, а если добавить 20 грамм — то уже нельзя. Технология получения материалов для микроэлектроники крайне сложна, существуют даже специальная аппаратура для измерения таких малых величин.

Поэтому, когда состояние электроники у нас очень сильно ухудшилось, то большинство материалов, которые идут на электронные схемы, к сожалению, включая и кремний, мы стали покупать за рубежом – и сегодня безопасность нашей страны, о которой много говорят, с точки зрения материалов совершенно не обеспечена, на мой взгляд. В истории СССР было такое, лет 30 назад в нашу страну запретили продавать кремний, и у нас возникла большая проблема с кремнием, тогда колоссальными усилиями создали производство кремния в нужном количестве в городе Подольске.

Кремний – «тяжеловес» в микроэлектронике

Е. П. — Давайте начнем с монокристаллического кремния, главного материала в электронике, как вы сказали. Он и сейчас остается таковым?

Думаю, и останется еще на многие десятилетия, за пятьдесят лет принципиально лучших материалов пока не придумали. Есть масса других материалов – скажем, соединение A3B5, они развиваются, но они специфические. Но если оценить в целом материалы для производства интегральных схем, то порядка 70% средств затрачивается на кремний и 30% на все остальные материалы – такое соотношение. Остальные материалы сказываются на себестоимости изделий значительно меньше, чем кремний.

А. Э. — В каких случаях лучше использовать не кремний, а другие материалы?

В СВЧ-технике. Для быстродействия – хотя и в кремнии тоже можно повысить быстродействие, скажем, уменьшая линейные размеры интегральной схемы. Для радиационной стойкости микросхемы делают на арсениде галлия, хотя и на кремнии тоже делают, используя кремний на сапфире. Не ставится задача заменить чем-то кремний, у каждого материала своя ниша. Есть сложные полупроводники, A2B6, A3B5, которые выполняют свои задачи. Скажем, светодиоды делаются на арсениде галлия.

А. Э. — Светодиоды – это сейчас растущий сектор, возможно, потребность в них будет расти очень сильно…

Да, растущий, и потребность очень большая – было подсчитано, что, если заменить на светодиоды все лампы накаливания в Европе, то в год это даст 3 миллиарда долларов экономического эффекта. У нас тоже такие работы ведутся, но, к сожалению, у нас слабо развивается промышленность по арсениду галлия – он практически не производится, делается в очень небольшом количестве в «Гиредмете».

А. Э. — А он как раз нужен для производства светодиодов? Ну, у нас сейчас открылось большое производство светодиодов в Питере, фирма «Оптоган» – может быть, это за собой потянет и производство материалов?

Вполне возможно. И наука, и промышленность развиваются, когда есть потребности. Если мы не будем ориентироваться на то, что светодиоды можно купить за рубежом…

А. Э. — Ну, раз строятся заводы для производства светодиодов, то хочется надеяться, что…

Если на это будет политическая воля, если мы будем делать что-то сами на высокотехнологическом уровне, а не только торговать нефтью и газом, то, я думаю, всё будет развиваться. Но… Советский Союз не намного отставал в области микроэлектроники, на два-три года, а сейчас это десятилетия.

Е. П. — А кто изначально в Зеленограде занимался производством кремния, и в Зеленограде ли это было? НИИ Материаловедения поставляло его для производства микросхем?

Да, когда Малинин организовал институт, основной задачей была разработка кремния, кремниевых пластин и эпитаксиальных структур. Производство кремния — довольно-таки сложный процесс, он разделяется на несколько этапов. Сначала получают металлургический кремний – в большие печи типа доменных загружаются кварциты, восстановитель в виде угля, щепы, и получается технический кремний, в котором около 98% кремния.

А. Э. — Кварциты — это, грубо говоря, песок. Можно так сказать для «чайников»? :)

Это не совсем так, но по составу они как песок. Кварциты более чистые, из песка восстановление идет гораздо сложнее.

Е. П. — Исходного материала для кремния – кварцитов – в нашей стране достаточно?

По-моему, мы самая богатая страна по кварцитам. Очень большие залежи кварцитов есть в Сибири, причем кварцитов высокого качества.

Е. П. — И сейчас они, получается, не используются, поскольку у нас нет производства материалов?

Нет, мы производим металлургический кремний, но гораздо меньше, чем делали это в Советском Союзе. Металлургический кремний идет не только на микроэлектронику, но и в металлургию, – из него делается силумин для получения сплавов, – и в химию, на стойкие лаки, краски, которые делаются на кремниевой органике. Потребность в нём очень большая, и мировая электроника потребляет его процентов десять, не больше, а остальное идет на технические цели.

А. Э. — Что происходит после получения металлургического кремния?

Дальше идет очень сложная его очистка: хлорирование, получают хлорпроизводные кремния, дальше их очищают ректификацией, это такие большие высокие колонны, получается чистый трихлорсилан, а дальше он разлагается в токе водорода и получается поликремний. Из поликремния методом Чохральского или зонной плавкой получают монокристаллы. Их режут на пластины, которые и используют для производства интегральных схем.

А. Э. — Какой этап этой технологии находился в Зеленограде – сюда поставлялся металлургический кремний и весь этот процесс шел дальше, до пластин, или Зеленоград включался на более позднем этапе?

Зеленоград покупал поликремний, который производился в значительном количестве у нас на Украине, в Подольске и в Красноярске. На «Элме» выращивали кремний, но это было опытное производство, не с целью обеспечить всю отрасль, – это ведь очень большие объемы, это должны были быть сотни установок по Чохральскому, – а с целью отработать технологию и выработать технические требования к кремнию, которые мы передавали в Министерство цветной металлургии, а там по нашим требованиям уже выпускали кремний, который мы покупали.

Итак, поликремний поступал из Подольска и с Украины, а в Зеленограде выращивали монокристаллы, была резка кремния, это тоже технически сложная операция, была шлифовка, полировка и очистка кремниевых пластин. Это была наша основная задача. И второй задачей завода «Элма» было еще получение эпитаксиальных структур – тонкий слой кремния наносился на кремниевую подложку такой же структуры, он мог быть легированным или нелегированным.

Е. П. — Сейчас что-то из подобного производства в Зеленограде осталось, что-то работает? Может быть, не «Элма», а другие предприятия?

«Элмы» уже нет, выделилось предприятие «Амекс», которое занимается выращиванием кристаллов из покупного поликремния – они покупают его за рубежом, выращивают монокристаллы, режут, шлифуют и поставляют. Но дело в том, что, к сожалению, у нас давно не ведется серьезных работ по улучшению технологии резки, шлифовки и полировки, нет научного подразделения, которое бы этим занималось. Малые предприятия, конечно, не в силах выйти на современный уровень… сейчас ведь кремниевые пластины уже делают диаметром до 400 миллиметров, практически величиной с автомобильное колесо.

А. Э. — Ну, производства пластин в 400 миллиметров, по-моему, еще в мире нет, его только собираются строить, но 300 миллиметров — это уже обычное дело.

300 миллиметров уже есть, да. И очень трудно достичь современного мирового уровня, не имея каких-то серьезных больших объединений, которые бы целенаправленно занимались этим. У нас нет оборудования, на котором мы могли бы делать пластины 300 миллиметров. Поэтому и «Ангстрем», и «Микрон» сегодня покупают кремниевые пластины за рубежом.

А. Э. — Насколько я знаю, «Амекс» поставляет пластины для «Микрона»…

Да, небольшое количество.

А. Э. — Значит, они могут нарезать 200-миллиметровые пластины? А на пластины большего диаметра уже просто нет технологии и оборудования?

Да. Было бы оборудование – технологии они могли бы разработать сами. Все абразивные материалы, которыми мы шлифуем пластины, тоже сейчас покупные, а раньше всё это делали в Советском Союзе.

Е. П. — Раньше, когда материалы производилось на «Элме», они могли конкурировать с зарубежными?

Вопрос интересный, на него сложно ответить однозначно. Тогдашние мудрые наши руководители в министерстве, – Шокин, Колесников , – они создали в Зеленограде уникальное объединение «Научный центр», в котором было материаловедение, технологии производства интегральных схем и технологического оборудования – такая была цепочка. И противоречие заключалось в том, что, скажем, производители интегральных схем, если у них что-то не получалось, говорили: плохой кремний, плохое технологическое оборудование. Что касается сравнения… конечно, наш кремний несколько уступал зарубежному по стабильности.

Дело в том, что сам монокристаллический кремний делало министерство цветной металлургии, и они очень неохотно шли на повышение требований к монокристаллам. В то же время у нас всегда была задача ужесточить эти требования, даже не совсем понимая, а надо ли. Были случаи, когда мы требовали очень высокой степени чистоты, скажем, от соляной кислоты, в то же время другие исходные материалы были на порядок или на два грязнее, то есть это было бессмысленно. Здесь было много противоречий, но, тем не менее, в целом мы практически не уступали по качеству.

Е. П. — Ведь «Элма» поставляла материалы на экспорт, насколько я знаю, и даже по более низким ценам, чем зарубежные – что, в общем-то, позволило НИИ Материаловедения быть одним из самых передовых предприятий Зеленограда в то время?

Ну, передовыми были тогда все предприятия, просто потому что они были единственными, других предприятий в материаловедении у нас практически не было. Было такое распределение обязанностей: головным предприятием было НПО «Элма», которое занималось материалами для микроэлектроники и объединяло другие предприятия – и Калугу, и Ставрополь, и Торжок. А продажи за рубеж у нас были небольшие, пробиться на запад было крайне сложно. По ценам… тогда цены очень своеобразно формировались. Скажем, алюминий у нас стоил на порядок дешевле, чем за рубежом, на чем и сделали потом карьеры наши олигархи, которые занимались металлами.

Цены формировались волюнтаристски – например, было принято регулярно, скажем, каждый год снижать цены на продукцию, хотя в производстве при этом ничего не менялось. Если бы ставить такую задачу, снизить цену – это было бы понятно, но они снижались просто так. Были парадоксы, скажем, мы делали заготовки фотошаблонов разного диаметра, и как-то оказалось, что крупные заготовки стоят дешевле, чем маленькие – просто подошел срок менять цены на большие, а на маленькие еще нет. Парадоксы в экономике были, и поэтому я бы не сказал, что у нас материалы были намного дешевле. Мы могли только оценить качество.

Е. П. — Тем не менее, наши материалы шли куда-то на экспорт, но, как вы сказали, поставки были небольшими?

Да. Нет, мы занимали какие-то места на выставках, получали медали в Лейпциге — золотые, серебряные. Но это ведь не торговля.**

«Нам не нужны деньги на производство – просто купите то, что мы сделаем!»

Е. П. — В Советском Союзе отечественные предприятия электроники полностью снабжались своим же производством материалов?

Естественно. Не только кремнием, но абсолютно всеми материалами за редкими исключениями – порядка 95% материалов были отечественными.

Е. П. — Давайте пройдемся по другим материалам для электроники – кремний на сапфире, соединения галлия, фосфид галлия, арсенид галлия… Кто в Зеленограде выпускал их в советские времена и кто, подобно «Амексу», продолжает делать это сейчас – есть такие?

Как у нас было: если все потребности микроэлектроники в материалах взять за 100%, то 30% материалов делалось в системе Министерства электронной промышленности, а 70% делали министерства цветной металлургии, химии, легкой промышленности и целый ряд других, даже лесная промышленность. Сейчас из того, что осталось в Зеленограде – есть арсенид галлия, есть фирма «Элма-Малахит», которую возглавляет Арендаренко, и она уже многие годы продолжает делать соединения А3B5, но уже в малом объеме, массового производства нет.

Е. П. — Значит, если действительно в Питере построят завод, то с этого зеленоградского предприятия можно будет как раз возродить производство материалов для отечественных светодиодов? Все-таки какая-то база для этого осталась?

Безусловно, это потребуется. И, конечно, в России есть абсолютно все, но дело в том, что в советское время была такая политика – мы развивали все наши республики. И теперь, скажем, производства мышьяка у нас нет, оно целиком было в Грузии. Фосфор делали в Казахстане. Галлия тоже у нас не было, но сейчас у нас есть залежи, их уже разработали – была бы только воля, и можно сделать все, что угодно. Всё же было!

А. Э. — Сейчас то, что раньше было волей, заменилось на некие рыночные потребности…

Понимаете, на мой взгляд, рыночные потребности не могут решить эту проблему. Если мы открыли все границы, у нас нет никакой защиты, таможенных барьеров, то мы не сможем сразу начать конкурировать… создать что-то заново, когда на мировом рынке уже есть что-то дешевле.

Е. П. — То есть, даже для отечественных светодиодов дешевле купить импортные материалы?

Это было бы в корне неправильно – значит, нужно развивать свои… Вы хороший вопрос задали. Вот что мы сейчас делаем по тому же кремнию? У нас есть Усолье-Сибирское под Иркутском, туда корпорация «Роснано» выделила деньги, но там делают кремний старым методом, методом Симмонса. Мы не развивали его двадцать лет. А за рубежом есть прогресс, и поэтому вряд ли мы сможем сделать кремний с более низкой себестоимостью.

А. Э. — Даже те деньги, которые сейчас вкладывает в это «Роснано», не предполагают модернизацию добычи и технологии производства кремния?

Нет, можно модернизировать, но мы отстали, мы не занимались этим двадцать лет! Можно, конечно, купить готовые технологии за рубежом, но это громадные деньги. И все равно нам будет очень трудно конкурировать. Электроэнергия у нас дешевая, но это временно – она растет в два раза за год и скоро достигнет уровня мировых цен. Скажем, в Финляндии электроэнергия уже дешевле, чем у нас, в Америке бензин дешевле нашего, поэтому вряд ли мы можем рассчитывать, что у нас дешевле будет производить материалы, да и зарплата постепенно будет расти.

Мне кажется, нам нужна принципиально новая технология. Я бы хотел более подробно остановиться на кремнии. Если мы будем делать его по старой технологии, даже доведя выход до 100% – это мало что даст. Нужна принципиально новая технология. Вот смотрите, чтобы сделать экономически выгодным производство кремния, нужно делать его 2,5 тысячи тонн в год. Мы можем столько сделать, но сможем ли мы столько продать при нашей маленькой потребности? За рубеж продать будет очень сложно, на это уходят годы.

А. Э. — Нужно развивать внутренний рынок, чтобы была потребность, и это потянет за собой производство?

Совершенно верно, потянется производство, даже никаких денег не потребуется. Могу сказать, что сейчас есть программа восстановления малой химии в интересах Минобороны – я председатель одной из секций по этому направлению. Мы рассматриваем, какие материалы нужны, это очень много материалов, и мы отобрали самые дефицитные. Я говорил со многими директорами заводов: «Можете ли взяться за производство, нужны ли вам деньги?» Отвечают: «Не нужны деньги, но вы можете просто купить то, что мы сделаем? Если вы купите – мы сделаем, возьмем кредит, сделаем, и все будет в порядке».

А. Э. — Да, но ведь только для Минобороны не нужны такие большие объемы?

Да, а наша промышленность не производит продукции, для которой бы это понадобилось. Даже нет требований к микроэлектронным устройствам, которые пошли бы в вычислительную технику, в компьютеры, в телевизоры, в радиоприемники – мы же не делаем их!

А. Э. — Может быть, нам не нужно вкладываться в производство, а лучше сосредоточиться на НИОКРах, разработках, исследованиях? Ну вот не получается у нас развить производство, нет внутреннего рынка, но мозги, может быть, еще остались – может быть, это нужно финансировать в первую очередь?

Это правильная мысль, но это тоже ничего не дает. Я процитирую Энгельса, который сказал: «Ничто так не развивает науку, как потребности промышленности». Пока не будет потребностей…

А. Э. — Потребности есть у промышленности Юго-Восточной Азии, США, Европы. Пусть наша наука работает на них…

Ну, Юго-Восточную Азию и весь мир обеспечит Китай.

А. Э. — Производством. А технологиями?

А что, разрабатывать технологии, а потом их продавать?

А. Э. — Ну, например, так. Делать оборудование и потом его продавать. Ну хоть что-то продавать, что мы еще умеем!

Это очень сложно — продавать технологию, не имея действующего производства по этой технологии. Так её никто никогда у вас не купит. Нельзя просто абстрактно разработать какую-то установку и сказать: «Она великолепно работает, но у нас ее нет, вы купите, и она у вас будет работать». Обязательно должна быть внутренняя потребность. Покупатели смотрят не саму установку, не саму технологию, а продукцию с этой установки, ее экономические параметры, ее качество.

Солнечная энергетика: то ли дорого, то ли в Сахаре

А. Э. — Хорошо, мы поговорили про светодиоды, а солнечная энергетика может стать каким-то драйвером развития отечественного производства в области материалов?

Может, но, понимаете, у нас солнечных дней в стране очень мало, и вряд ли…

А. Э. — Опять не для нас! :)

Опять не для нас. В этом, скажем, у Индии есть колоссальная потребность, и мы могли бы что-то делать совместно с Индией – кстати, такие проекты уже есть.

Е. П. — На каких материалах базируется оборудование для солнечной энергетики?

Около 95% – на кремнии. Есть и другие материалы, тот же А3B5, на нём даже выше коэффициент полезного действия, но он очень дорогой.

А. Э. — А какие есть перспективы увеличения КПД в солнечной энергетике до такой степени, чтобы, например, мне было выгодно у себя дома поставить солнечную батарею где-нибудь на крыше и частично, может быть, обеспечивать себя экологически чистой и бесплатной электроэнергией?

Е. П. — 60 солнечных дней в год :)

А. Э. — Есть такие перспективы? Сейчас ведь очень дорого купить такие солнечные батареи, чтобы от них хотя бы лампочки в доме светились?

Правильно. 1 Ватт такой электроэнергии сейчас стоит порядка 3–4 долларов, а 1 Ватт обычной электроэнергии сейчас значительно дешевле, но эта цена растёт. Тут есть два пути: либо снижать цену в солнечной энергетике за счет технологий, повышать КПД и так далее, либо подождать, пока подорожают нефть, уголь и газ…

А. Э. — Давайте все же про технологии. Технология может дать прирост КПД в солнечной батарее?

Она уже дала, когда-то 1 Ватт стоил 10 долларов, сейчас 3–4 доллара. Есть пути для дальнейшего удешевления. Сейчас КПД обычной солнечной батареи – хорошо, если 18%. Но можно делать многослойную батарею, можно делать её на А3B5, тогда КПД будет 30%. Тут уже всё не только от КПД зависит, но и от стоимости самой батареи. В солнечных элементах кремний составляет порядка 50% стоимости, а в солнечных системах — только 10%, но там еще и вся инфраструктура, аккумуляторы, преобразователи и само устройство. Я думаю, это возможный вариант. Второй вариант — это, скажем, грандиозный проект строительства в Сахаре колоссальных солнечных батарей и транспортировка оттуда электроэнергии…

А. Э. — Насколько я знаю, там как раз непонятно, как её оттуда транспортировать. И еще, я читал, там солнечные элементы должны греть воду, и непонятно, где в Сахаре взять столько воды.

Там есть солнечные элементы на воде, которые в «черном теле» батареи греют воду…

А. Э. — И она крутит турбину?

Нет, она ничего не крутит, она просто обогревает всё. Но даже если крутить турбину – куда электроэнергию девать? Всё равно ведь её надо передавать куда-то.

Е. П. — Зато в Сахаре можно кремний производить из песка :)

А. Э. — Еще есть футуристические проекты, но, насколько я понимаю, технологически они работают – когда, скажем, можно наклеить на окно пленку, и она будет работать как солнечная батарея?

Да, можно. Это уже делается не на кремнии, а на полимерах, скажем, на полиацетилене. Он тоже дает низкий КПД.

А. Э. — Но поверхность батареи при этом гораздо больше…

Можно и из кремния сделать любую поверхность. Можно все здание обложить солнечными элементами, но это дорого.

Е. П. — Кажется, какие-то разработки в МИЭТе ведутся по этой теме?

Да, они ведутся в Зеленограде… Ведь КПД как еще можно увеличить? Скажем, нанести на слой кремния просветляющий слой из окислов металла, и КПД повысится на 1,5–2%, практически без затрат. Такие работы проводятся, они есть. И линзы Френеля, которые концентрируют свет, тоже могут увеличивать количество солнечных лучей, попадающих на заданную площадь. Такие работы идут, и я думаю, что рано или поздно… Всё зависит от объемов и потребностей. Ведь чтобы что-то производить, нужно где-то искать деньги, чтобы провести ОКР или НИР, а это никто из бизнесменов никогда не финансирует – они покупают только готовый бизнес.

В принципе, это дело государства, и у нас есть программа по созданию элементной базы в стране, она прилично финансируется, но проблема в том, что потребности-то нет. При той общей политике, которую мы сейчас ведем – нефть, газ… Главное – трубопровод провести, в Китай или по морям, чтобы не зависеть ни от кого. Такая политика отвлекает колоссальные средства. Что значит «модернизация» – модернизация чего? Вот мы модернизировали: стали экспортировать нефть не цистернами, а трубопроводами.

А. Э. — Сейчас речь идет еще и об инновациях, новых идеях, которые коммерциализируются, воплощаются в установки… Эти идеи у нас есть? Например, МИЭТ, – студенты, лаборатории, научные коллективы, – или ваш институт выдают новые идеи, значимые на мировом уровне?

Чтобы оценить значимость таких идей, нужно провести ОКР с внедрением, правильно? На это должно быть хорошее финансирование. И в малом количестве это очень трудно экономически оценить. Идеи есть. Несмотря на то, что уехало несколько сот тысяч выдающихся ученых, идеи еще остались – по-моему, Россия неисчерпаема в этом плане.

Е. П. — На Роснанофоруме-2010 «Роснано» заявила о том, что будет строить завод по производству солнечных батарей – может быть, это даст какой-то внутренний спрос на них? Вы вообще верите в «Роснано», во все их проекты?

Верить в «Роснано»… Чубайс сейчас собрал многие вещи, не относящиеся к нанотехнологиям. Но, может быть, он и правильно делает…

А. Э. — Да, некоторые проекты «Роснано» – инфраструктурные. Но то же производство кремния – оно ведь нужно для микроэлектроники, для нанотехнологий?

Для них все нужно, и сельское хозяйство, и питание… Поэтому Чубайс правильно делает: он взял наиболее коммерчески выгодные проекты. Собственно, по нанотехнологиям, мне кажется, там вообще очень много надумано. Что такое нанотехнологии? Ведь микроэлектроника сама строится на наноразмерах – тонкие слои в несколько сот ангстрем и раньше делали.

А. Э. — Сейчас не говорят «микроэлектроника», говорят «наноэлектроника».

А вот наноэлектроника предполагает совсем новые эффекты, и пока их нигде не реализуют. Вот нанопорошки, скажем — да, это понятно, такой порошок можно смешать с полимером, и получаются ткани или волокна колоссальной прочности. Можно, скажем, в цемент добавлять наночастицы, повышая его прочность. Вот это нанотехнологии. А делать микросхемы маленького размера – это никакие не нанотехнологии, это микроразмеры.

Новейшие углеродные наноматериалы и экология: а, может, и хорошо без вредных производств?

Е. П. — У меня как раз вопрос по нанотехнологиям: Чубайс призвал всех на Нанофоруме начать производить в России графены и фуллерены. У нас был в студии представитель МИЭТ Иван Бобринецкий, он как раз занимается в лаборатории наноисследованиями – выяснилось, что ученые испытывают большую нужду в материалах типа графена просто для своих исследований. Производство этих наноматериалов вообще сейчас в России может быть организовано, ваше мнение?

Пока настолько мало известно о графенах, вообще эта Нобелевская премия была настолько неожиданной… Ведь эти премии дают, когда что-то сделано, подтверждено и реализовано. А то, что они [Андрей Гейм и Константин Новосёлов, получившие в октябре 2010 Нобелевскую премию по физике – Zelenograd.ru] скотчем отклеили пленочку – это ни о чем еще не говорит.

А. Э. — Они исследовали эти пленки…

За исследования нобелевские премии никогда не давали. Здесь, мне кажется, было больше политики, чем физики.

Е. П. — Есть информация, что на западе уже производят листы графена большой площади…

Только вчера дали премию – и уже производят? Мне непонятно, в чем преимущество графенов. Ну, тонкая пленка, в один слой атомов, дальше что?

Е. П. — В общем, для нас это пока остается непонятным и неизученным?

Нет, по-моему, для всех это пока непонятно. Наверное, это крайне интересная вещь, новая форма углерода – их было три, сейчас стало четыре формы: алмаз, графит, фуллерен, а теперь еще и графен. Это, наверное, интересно.

Е. П. —У меня еще такой вопрос – может быть, он будет ложкой дегтя в нашем разговоре: вредность химических производств, производств материалов. Когда в Зеленограде существовали такие производства, с экологией было не очень хорошо, как говорили. Так было на самом деле? Выбросы в атмосферу, в воду, причинение вреда природе? И стоит ли это возрождать, если это настолько вредно?

Можно сказать, что и жить тоже вредно, потому что с каждым годом мы стареем, дни наши сочтены… Дело в том, что микроэлектроника потребляет очень малое количество материалов. Вот производство, скажем, серной или азотной кислоты — это десятки тысяч тонн. У нас нет таких производств, это же микроэлектроника, и у нас экологическая безопасность вполне обеспечивалась нужными мерами. Если нет нарушений технологии при производстве – это абсолютно безопасно и безвредно.

А. Э. — То есть, вредные вещества применяются в микроэлектронике в таких маленьких объемах, что…

Нужно просто соблюдать технику безопасности… Скажем, производство А3B5 – это мышьяк, арсин, это табельные яды. И у нас были случаи, когда… У нас был даже договор с институтом Склифосовского, и по нашему звонку они немедленно приезжали. Но причиной было нарушение технологии. Ведь можно нарушить правила и под машину попасть, это тоже опасность – может, тогда машины запретить? Техника безопасности позволяет таким производствам быть абсолютно безопасными для работающих на них людей и для окружающей природы. Если правильно работать, вредности не будет никакой.

Позитив: «Мы разработали новый метод получения дешевого кремния – но некому профинансировать создание производства…»

А. Э. — У нас получился немного грустный разговор в плане текущей ситуации. Может быть, вы можете добавить толику позитива, рассказать о каких-то перспективах через 50 или 100 лет по материалам для электроники, для высоких технологий? Чего нам ждать — может быть, не сейчас, не через пять лет, но куда в целом мы движемся?

Зачем через 50 лет, лично мне не дожить до этого. Я могу сказать, что сейчас перспективно. Например, мы сейчас разрабатываем новый метод получения кремния, при котором его производство будет вполне рентабельным для объема не в 2,5 тысячи тонн в год, а в пределах сотен тонн. Это метод получение моносилана из силицида магния, который мы получаем самораспространяющейся реакцией: берется SiO2 и магний, получается силицид магния, дальше действуем хлористым аммонием и получаем кремний – самый качественный и чистый. Недавно мы получили кремний с сопротивлением свыше 200 Ом, это великолепно.

Е. П. — Вы — это ваше НИИ Особо чистых материалов?

Эту технологию мы разрабатываем совместно с Нижним Новгородом, там остались очень грамотные люди, толковые, энтузиасты своего дела. И такая технология нам позволит однозначно конкурировать на мировом уровне.

А. Э. — Мы можем публиковать её описание, это не будет каким-то ноу-хау? Вдруг на западе прочитают и украдут вашу идею… В чем тут заключается ноу-хау?

Да бога ради! Прочитают – значит, кому-то это интересно. Ноу-хау тут заключается в способе получения силицида магния, всё остальное, в общем, делается известными методами. Создать целиком новый процесс крайне трудно, а если будет дешевый силицид магния, то все остальное уже отработано.

А. Э. — Вы умеете его получать дешевым, уже научились?

Да, научились, такой метод разработали в институте академии наук в Черноголовке, которым руководит академик Мержанов [Институт структурной макрокинетики и проблем материаловедения РАН – Zelenograd.ru]. Мы с ними вместе работаем, и сейчас мы создали с их помощью такие установки.

А. Э. — И вот во что это может вылиться в ближайшей перспективе? Уже есть работающие опытные установки…

Я думаю, что мы сделаем более крупные установки, на это удалось пробить небольшие финансы. Завершим работы по ОКР, будет технология, и, думаю, мы сможем организовать это в обозримое время.

А. Э. — А вы не обращались на наши предприятия микроэлектроники, на «Микрон», на «Ангстрем», чтобы посотрудничать с ними? Ведь это, фактически, материал для них. Вы же можете сказать: «Ребята, помогите нам сделать установку – и для вас этот кремний будет в первую очередь, для вас будет дешевле, например»?

Это хорошая мысль, которую я многие годы пытался реализовать. Мне на это говорят: «Мы покупаем готовые кремниевые пластины. Твоя пластина будет дешевле и лучше? Ну, сделай нам эту пластину. И дай нам тысячу таких пластин, мы произведем опытную партию и посмотрим, насколько она хороша».

Е.П. – Значит, чтобы их сделать – их нужно показать, а чтобы показать – нужно сделать…

А. Э. — Вы сказали, что вам удалось пробить финансы. Это вообще сложно? Я слежу за рынком венчурных инвестиций в России и вижу, что на самом деле денег сейчас больше, чем стоящих идей. Венчурные бизнесмены — «Роснано», РВК, другие фонды – они всё время в поисках стоящих идей, кого бы профинансировать. Ваша технология кажется стоящей идеей, тем более, что за этим у вас уже стоят даже какие-то опытные установки. Неужели сложно добыть деньги у этих многочисленных институтов развития, которые, казалось бы, должны эти деньги вам дать?

Вы понимаете, тот же Чубайс не будет ничем рисковать. Он покупает готовые технологии.

А. Э. — Чубайс — да, согласен. «Роснано» это некая верхушка. Есть уровень ниже, начиная с бизнес-ангелов, есть РВК, у которой много разных фондов, они могут финансировать разработки на разных этапах и разные по объему разработки, необязательно что-то крупное… «Роснано» финансирует миллиардами, вам, наверное, столько и не нужно. Не удается найти денег поменьше, которые вложат на более раннем этапе развития?

К сожалению, маленькие деньги дают, но на них что-либо серьезное сделать нельзя. Они в основном идут на поддержание жизни оставшихся предприятий. Вот вы говорите — миллиарды. Действительно, нам нужны миллиарды, чтобы организовать производство кремния даже по этой технологии.

А. Э. — А с «Роснано» просто работать трудно?

Нет. Я с ними общался, там очень грамотные и толковые люди, очень приятные в общении. Но «Роснано» уже финансирует производство кремния в Усолье-Сибирском, по старой технологии. Поэтому трудно сказать, какие у нас тут могут быть перспективы. По новой технологии можно сделать лучше, но ведь ее никто не будет финансировать – а в Усолье-Сибирском всё уже доказано, есть мировая продукция, они покупают готовую технологию…

А. Э. — Да, «Роснано» ведь нужно производство сделать…

Да. А, скажем, от НИРа до выпуска пять-семь лет. Кто нас будет семь лет финансировать? Это во всем мире, к сожалению, так.

А. Э. — Вы не пытались найти финансирование на Западе, у западных компаний, договориться с ними – с инвесторами или с производственниками?

Мы с Западом договорились так: мы получили моносилан, а для получения из него поликремния у нас нет установок, и они могут нам продать такую установку. Такие переговоры мы ведем. А делать какие-то совместные работы – как?.. Если ученые в своей стране не могут вести работы, то они обычно просто уезжают на Запад – не одна сотня тысяч так уже уехала. Понимаете, так у нас с Индией, например: по их условию, все, что делается в рамках совместных работ, должно делаться в Индии, не у нас. Так же и с Китаем: пожалуйста, они могут давать деньги, но делайте всё там и живите там, вам будут платить зарплату.

А. Э. — Ну, вроде бы, у нас тоже так пытаются сделать. Хорошо или плохо, но такие попытки есть.

Ну, вообще-то правильный подход. И вот таких идей, как та, о которой я рассказал, сейчас много, и не только у нас.

А. Э. — Главное, чтобы они реализовывались, и реализовывались у нас, желательно в Зеленограде. Ну, закончили на хорошем.

Хорошо :)


В статье использованы материалы: NanoNewsNet, Zelenograd.ru


Средний балл: 10.0 (голосов 4)

 


Комментарии
Отличная статья.


Около 4 лет назад у нас делали термопластичный клей для фиксации кремниевых пластин при полировке, и поставляли его куда-то в Подмосковье. Потом там производство загнулось и сейчас у нас этого клея, как гуталина у кота Матроскина. "Интеграл" его берёт, но мало. Если оживёт там производство - хорошо.
Юный максималист, 05 декабря 2010 15:24 
Очень странное мнение про перспективы
графеновой электроники. Портит все
положительное впечатление от интервью.
Трусов Л. А., 05 декабря 2010 16:20 
ты в неё веришь? как бы не вышло как с нанотрубками.
Владимир Владимирович, 05 декабря 2010 16:35 
Я робко присоединюсь к мнению Льва Артемовича (сам бы я не решился ). Это с точки зрения физики - графен великолепен и крут как яйцо своими зонами - взял пару полосок скотча и намерил на увлекательные публикации. А с точки зрения химии, любая малейшая примесь и дефекты (в монослое то!) весьма и весьма осложнят триумфальную поступь графеновой электроники.
эта Нобелевская премия была настолько неожиданной…

Она была столь очевидной:
"Речь идет о графене и связанной с ним новой физике и наноэлектронике. Наверное, он скоро получит Нобелевскую премию." (26.09.08 ) http://www.s...;d_no=15644
Юный максималист, 05 декабря 2010 18:35 
Хм... Верю. Потому что за шесть лет на
графене уже реализовали почти всё, что
обещали (транзисторы и т.д.), научились
выращивать CVD-графен большой площади (сам
держал в руках 3-дюймовую подложку), сумели
приспособить методы микроэлектроники для
работы с графеновыми образцами.
К нанотрубкам с самого начала был вопрос
метода синтеза, нанесения контактов и выбора
подложек.
А тут вроде все ясно. Пленка - это самая
технологичная форма материала для
микроэлектроники.
Опять статья о кремнии, графене и чуток об A3B5 . Почему не было вопросов, про селенид цинка, который выращивается в НИИ Материаловедения и затем идёт на экспорт? Можно было узнать о CdTe и CdZnTe, который там же там пытаются сейчас выращивать.
Юный максималист, 05 декабря 2010 20:11 
потому что просили интервью для "чайников"
Клепа, 05 декабря 2010 20:48 
Наверное, это крайне интересная вещь, новая форма углерода –..., а теперь еще и графен. Это, наверное, интересно.-
дипломатично!
Сразу физики!
Von Klitzung тоже сетовал на загрязнения, вот.

Интересно, какого цвета был CVD-графен большой площади ?

Кстати, о цвете!
Dr. Franz-Josef Ahlers с помощью обычного зелёного фильтра ухитрился разглядеть графен на GaAs.
Юный максималист, 05 декабря 2010 21:24 
Он казался фиолетовым, потому что подложкой
служил окисленный монокристаллический кремний.
Юный максималист, 05 декабря 2010 21:29 
да, кстати, что-то я не припомню с нанотрубками
и с фуллеренами коммерческих предложений. А
графен уже продают
https://graphene-supermarket.com/CVD-grow n-graphene/
Ай-ай-ай. Да продают много что, я могу тоже кучу сайтов показать. Вопрос реального широкомасштабного применения!
Юный максималист, 05 декабря 2010 22:37 
Вова, в чем проблема-то?
Ты бы поверил 50 лет назад в то, что диоды на
гетероструктурах будут в каждом светофоре
висеть?
Клепа, 05 декабря 2010 23:38 
Фиолетовый, окисленный монокристаллический кремний.
То есть, на атомарно ровную поверхность окисленного Si (без центров зарождения, кроме одного) высаживается CVD углерод.
Интересно, температура, по цвету судя ~ 600 град?
nete, 05 декабря 2010 23:44 
интересно, а хотябы паршивый транзистор НЕ бракованый, например кт315 у нас еще в состоянии сделать?, усе такие вумные шо писец, слов главное вумных навыдумывали,графен видетели, еще чтонить, а радиоприемник, не говоря за телевизор с НАШИХ комплектующих (не китайских!), да такой чтоб не стыдно было на рынке предложить зделать НЕЛЬЗЯ!!!,(шоб оно работало хотябы как китайское),вот я как ремонтник когда откроб какой нить МАААленький ДЕшооовый радио с магазина за 4 долара и увижу там нашие , российские конденсаторы, нашие российские сопротивления, нашие российские микросхемы и транзисторы, вот тогда я и поверю что с этих нанотехнологий есть какой нить толк, а так одна словесная шелуха, и вумные слова...
Трусов Л. А., 05 декабря 2010 23:47 
тут "наше-российское" и не обсуждается. забудьте о нём. большинство участников дискуссии давно в светлых странах.
Юный максималист, 05 декабря 2010 23:49 
Нет, графен был получен CVD на меди и перенесен
на кремний. "Цвет" кремния объясняется интерференцией света в слое окисла.
Юный максималист, 05 декабря 2010 23:56 
Nete, между прочим, в "светлых странах" у
большинства товаров страна-изготовитель тоже
Китай.
nete, 06 декабря 2010 00:14 
та не, я и не против комплектующих из китая,но в светлых странах их хотябы в состоянии сделать, я не о том, развитие микроелектроники невозможно без массового производства своей техники начиная с простого радио, китайцы не будут делать свои девайсы из российских комплектующих, даже если и впрям они будут лучшие, потому замкнутый круг получается, нету радиозаводов,- нету своей елементной базы, нужно вкладывать деньги не в хитромудррые проекты, а пойти по ихнему, китайскому пути, а то ВСЕ платы даже если чтонить сделаное типа у нас тупо куплены в тайване, а у нас в корпус его только прикрутили... та я сам таких "телевизоров" могу дома с готовых узлов пару десятков за лдень скрутить саморезами...
Китай он везде! Артём, меня 50 лет назад не было, а потому мне и верить было не во что. Но то, что уже тогда был ряд технологий, о которых было много шума, и о которых есть сейчас шум, и которые так до сих пор и не вышли на широкое применение, я знаю. Я тут не сторонник говорить, что ничего не получится. Может и получится, но сайт с ценами пока не является критерием. Я только рад буду, если всё, что развивается и открывается дойдёт до конечного широкопотребляемого продукта!
Лев, ты просто завидуешь, что ты не в "светлой стране". Присоединяйся! В "светлых странах" всем места хватит!
Nete, респект!!! Я тоже за закрытие всех мудрёностей! И что пора самим телевизоры начать опять делать!
nete, 06 декабря 2010 00:47 
а то, , на ВСЮ електронику произведенную там 20% налог на ввоз,если хатябы 2 детальки вместе спаяны во ввозимом обнаружились, хочет к примеру самсунг продавать свои телики тут, пускай делает предприятие здесь, а мы глядиш, и продадим им какого-нить хграхвеноваго транзистора, если он канечно чего-то будет стоить...
У самсунга то уже есть тут завод, только вот транзисторы они из Китая прут!
nete, 06 декабря 2010 01:00 
они не только транзисторы прут, оти готовые платы в эти телики возят, тут только крупноузловая сборка, а это не есть гуд, нужно чтоб они не имели другого выхода (коммерческого), как обучать и использовать наших инженеров, та и простых монтажников, а так пускай возят свои транзисторы, я не против, если нашие будут их чем-то устраивать то и наши применять будут, етож капиталисты-империалисты блин...
Трусов Л. А., 06 декабря 2010 01:09 
пора самим телевизоры начать опять делать!

ну, делают у нас автомобили. а все почему-то предпочитают иномарки.
делают глонасс - все гадятся.
и так будет со всем по двум причинам:
1. оно будет и правда хуже
2. иностранное считается гламурнее
nete, 06 декабря 2010 01:26 
глонас тоже не у нас делают, там все китайское, и там спаяное и разработаное тоже там, у нас 3 проводка вместе если и спаяют то не везде.. , потому оно работать и не может, вот китайцы и паяют..для того чтоб это делать, нужна культура производства, нужны свои инженеры, которым надо плотить так как плотют тем что из самсунга,ая вот сиджу дома и ремонтирую ихнюю буржуйскую технику, а не работаю на заводе, и не буду там работать, пока мне не будет это выгодно,я не такой крутой спец, чтоб за бугром искать работу, и возраст не тот, а на заводе радботалбы, еслиб зарплата мну устраивала, а вот государство и сделает такие условия, чтоб капиталистам-империалистам было выгодно мну на роботу взять, и плотить так, чтоб я старалсо чтоб мну оттудова не выперли.., а молодеж 190 раз подумает тада идти учится на електронщика или на какого нить менеджера-бугалтера...
Клепа, 06 декабря 2010 18:50 
Благодарю за ссылку https://graphene-supermarket.com/CVD-grow n-graphene/.
Рад, что не ошибся:Thickness of CVDTM Graphene film: 0.3-3 nm.
Ну а Глонасс- Глонасс рулит!
Клюев Павел Геннадиевич, 06 декабря 2010 20:08 
потому замкнутый круг получается, нету радиозаводов,- нету своей елементной базы,

это точно! все развалили, а теперь спустя столько лет собрать все воедино непросто! тетя моя еще в конце 80-х работала в Луганске на заводе электронного машиностроения, а что теперь? в инете можно найти следующую вещь:

ООО “Машиностроительный завод “100” является лидером в производстве оборудования для предприятий электронного машиностроения. Имеет успешный многолетний опыт создания промышленного производства высокоточного оборудования....Наше предприятие готово выполнить работы по обработке деталей и заготовок, включая :
- нарезку зубьев на шестернях- валы, валы-шестерни различных диаметров;
- крановые колеса по чертежам заказчика;
- рабочие колеса, корпуса и запасные части к вентиляторам высокого и среднего давления;
- изготовим запасные части для импортного оборудования;
Изготовим металлоконструкции весом до 20-ти тонн.
Выполняем ремонтные работы горношахтного оборудования.
На предприятии имеется литейное производство.

так что после такого понимаешь, что все очень печально в отечественной электронике
nete, 07 декабря 2010 01:55 
для того чтоб нанять ХОРОШЕГО инженера на разработку какого-нить глонаса не достаточно на самом деле ему афигенно много плотить, нужно еще иметь выбор между этими инженерами, а выбор будет тока когда их будет многа и не двоечников шо математики не знают,а отличников которые стремились поступить в институт , а стремились потому что знали,- после учебы им будет хорошая, высокооплачиваемая работа,а высокооплачиваемая она может быть тока когда фирмы которые клепают електронику будут соперничать за каждого, нужно еще чтоб у государста было за что таких специалистов нанимать, а это в свою очередь будет токо при економическом росте благодаря тем-же фирмам и фирмочкам, так что нечего кивать на китай а нужно обрубить импорт електроники нафиг, но не совсем, 20% будет достаточно, но на ВСЮ, без исключения, (ну может окромя средств производства, и на первых порах вожможно елементной базы, которой типо у нас нету...)а так, какие высокие технологии, вы что лобуда это все, и чисто отмывание денег, что за нефть получены..
nete, 07 декабря 2010 02:00 
20% имеется ввиду налог на ввоз
nete, 07 декабря 2010 02:15 
я тут услышал как руководство страны собирается типо опять гонку вооружений с западом делать, гы! мол если не хотят гамериканцы типо с нами по НЕШЕМУ в строительстве секторальной про, так мол нам придется увеличивать ударные ядерные силы, а как это они будут с нами считаться, если вся наша военная техника полное г_но, железяки с толстой броней, и пускай не расчитывают на то что "мы пастроим 100,1000 ударных средств, серавно какая нить прарвется, НЕ прарвется скоро, лет через 5-10, строй хоть 10000, это было лет 40 назад актуально,а будет то что было с хусейном, скока его скадов до израиля долетело?,счяс эра сверхмощнных высислительных средств и искуственного интелекта, а у нас даже при ПОЛНОМ напряге возможно что-то типа i386 клепать смогут, и то может я преувеличиваю...
nete, 07 декабря 2010 02:20 
а то, бум в праклятых копиталистов и китаццев где покупать, где тырить микросхемы как при союзе делали , чтоб ходт что-нить запихнуть в бортовую систему наших супер-пупер ракет с разделяющимися бч, а они в лучшем случае как-бы будут учебными целями для ихней про...
nete, есть такая паскудная штука, как атмосферный и заатмосферный ядерный взрыв. ПРО и ПВО слепнет наглухо. И никакая компьютерная мощность уже не поможет.

СКАД, машинка была не особо удачная. Против ПРО, тем более при штучном запуске его шансы были невелики. Одновременный запуск полусотни СКАД-ов (чего, по-моему, ни разу не было) - и никакая ПРО не справится. Тупые болванки, которые "град" пуляет пачками, вообще на ПРО плюют.

Но как-то мы скатились от электроники куда-то в сторону.
Пастух Евфграфович, 07 декабря 2010 12:59 
Немного разбавим юмором - раз, и никакого гнева nety.
"какие новые высокие технологии могут восстановить в России потребность в отечественных материалах"
Папуасы (тепло, полно еды, светло, всё рядом): А чем восстанавливается потребность в технологиях? Себестоимостью? И только?! А скольким из нас это ещё надо? ... рядом(?) с пальмы падает кокос или баунти...
Мысль ПапыАса: "У нас уже есть ВСЁ! И даже пробки можем делать!"
Трусов Л. А., 07 декабря 2010 14:15 
какие, право, кокосы? репа, грибы и ягоды.
Владимир Владимирович, 07 декабря 2010 16:46 
морозы, ягель...
Палии Наталия Алексеевна, 07 декабря 2010 16:57 
"...восемь месяцев зима, вместо фиников - морошка..." (Саша Черный, 1908 г.)
Л В А, 10 декабря 2010 11:31 
А я еще раз повторю. Эта нобелевская премия по графену, естественно, есть лакмусовая бумажка сложившейся ситуации. С одной стороны, очень хочется, наконец, чего-то революционного,типа углеродной электроники на графене, с другой стороны, как было правильно замечено, и политики много: "А. Э. — Они исследовали эти пленки…
За исследования нобелевские премии никогда не давали. Здесь, мне кажется, было больше политики, чем физики.",
и просто аферистов от нано. Думаю, что коллизия все-таки присутствует.
Пастух Евфграфович, 13 декабря 2010 10:53 
Дас, "коллизия все-таки присутствует", сам вижу - шум не утихает - вопрос принципа, но тенденция очевидна - вывести общество потребления на новый уровень - поощрять процесс. Иначе, хватит и избушки с телевизором, телефоном, козой и котом у пруда на опушке леса и всё остановится. Хотя некоторые - не против.

Для того чтобы оставить комментарий или оценить данную публикацию Вам необходимо войти на сайт под своим логином и паролем. Зарегистрироваться можно здесь

 

Гиперболоид инженера Гарина
Гиперболоид инженера Гарина

Интервью с участниками, авторами задач и организаторами XIII Олимпиады
Предлагаем ознакомиться с подборкой видеороликов - миниинтервью, взятых в течение очного тура XIII Всероссийской Интернет-олимпиады по нанотехнологиям "Нанотехнологии - прорыв в будущее!" (25 - 30 марта 2019 года).

Неделя Олега Лосева
Портал RSCI.RU и инициаторы проведения "Недель Олега Лосева" приглашают все вузы и факультеты физико-технологического и радиоэлектронного профиля к участию в первой Неделе Олега Лосева в Рунете, посвященной Олегу Владимировичу Лосеву - признанному пионеру полупроводниковой электроники и оптоэлектроники.

Магистратура Московского университета по химической технологии
Химический факультет МГУ имени М.В.Ломоносова объявляет о приеме в магистратуру "Химическая технология" для подготовки специалистов в области полимерных композиционных материалов, углеродных материалов, защитных покрытий.

Интервью с Константином Козловым - абсолютным победителем XIII Наноолимпиады
Семенова Анна Александровна
Школьник 11 класса Константин Козлов (г. Москва) стал абсолютным победителем Олимпиады "Нанотехнологии - прорыв в будущее!" 2018/2019 по комплексу предметов "физика, химия, математика, биология". О своих впечатлениях, увлечениях и немного о планах на будущее Константин поделился с нами в интервью.

Микроэлементарно, Ватсон: как микроэлементы действуют на организм
Алексей Тиньков
Как на нас воздействуют кадмий, ртуть, цинк, медь и другие элементы таблицы Менделеева рассказал сотрудник кафедры медицинской элементологии РУДН Алексей Тиньков в интервью Indicator.Ru

Зимняя научная конференция студентов 4 курса ФНМ МГУ 22-23 января 2019 г.
Сафронова Т.В.
Настоящий сборник содержит тезисы докладов зимней научной студенческой конференции студентов 4-го курса ФНМ

Технопредпринимательство на марше

Мы традиционно просим вас высказать свои краткие суждения по вопросу технопредпринимательства и проектной деятельности школьников. Для нас очевидно, что под технопредпринимательством и под проектной деятельностью школьников каждый понимает свое, но нам интересно ваше мнение, заодно вы сможете увидеть по мере прохождения опроса, насколько оно совпадает или отличается от мнения остальных. Ждем ваших ответов!

О наноолимпиаде замолвите слово...

Прошла XII Всероссийская олимпиада "Нанотехнологии - прорыв в Будущее!" Мы надеемся, что нам для улучшения организации последующих наноолимпиад поможет электронное анкетирование. Мы ждем Ваших замечаний, пожеланий, предложений. Спасибо заранее!

Опыт обучения в области нанотехнологического технопредпринимательства

В этом опросе мы просим поделиться опытом и Вашим отношением к нанотехнологическому технопредпринимательству и смежным областям. Заранее спасибо за Ваше неравнодушие!



 
Сайт создан в 2006 году совместными усилиями группы сотрудников и выпускников ФНМ МГУ.
Сайт модернизирован для ресурсной поддержки проектной деятельности учащихся в рамках ГК 16.647.12.2059 (МОН РФ)
Частичное или полное копирование материалов сайта возможно. Но прежде чем это делать ознакомьтесь с инструкцией.