Нанотехнологическое сообщество Нанометр, все о нанотехнологиях
на первую страницу Новости Публикации Библиотека Галерея Сообщество Объявления Олимпиада ABC О проекте
 
  регистрация
помощь
 

Поиск-наноскоп

Ключевые слова:  ННС, Поиск-наноскоп, ФЦП

Опубликовал(а):  Гудилин Евгений Алексеевич

26 декабря 2008

Все представленные ЗДЕСЬ материалы являются перепечаткой материалов газеты "Поиск".

Начиная с весны 2007 года Министерство образования и науки вело разработку структуры, необходимой системы координации и управления Национальной нанотехнологической сетью (ННС), определенной Президентом России как организационная основа отечественной наноиндустрии. Ключевые составляющие ННС сформулированы в президентской инициативе.

В начале августа 2007 года была утверждена Федеральная целевая программа “Развитие инфраструктуры наноиндустрии в Российской Федерации на 2008-2010 годы”. Ее цель - создание в Российской Федерации современной инфраструктуры Национальной нанотехнологической сети, которая включает головную научную организацию, призванную координировать исследования и разработки для формирования научно-технологической базы наноиндустрии, а также научно-образовательные центры на базе ведущих вузов, выбранных на конкурсной основе.

В составе ННС также есть головные организации отраслей, осуществляющие поддержку проектов развития нанотехнологий по приоритетным направлениям и координацию в рамках других федеральных целевых программ. Эти головные организации определены федеральными органами исполнительной власти - государственными заказчиками сформированной ФЦП из числа крупных отраслевых специализированных научно-технологических комплексов. Один из ключевых элементов ННС - Государственная корпорация “Российская корпорация нанотехнологий”, созданная для содействия реализации государственной политики в области нанотехнологий, которая должна служить основным связующим звеном при реализации всех инновационных проектов российской наноиндустрии.

Особая актуальность и значимость ФЦП “Развитие инфраструктуры наноиндустрии в Российской Федерации на 2008-2010 годы” была обусловлена тем опасным разрывом, что образовался на сегодня между научным потенциалом российских специалистов, ведущих исследования в области нанотехнологий, и значительным моральным и физическим износом используемой ими приборной базы.

Потому в перечень задач программы вошли также обеспечение элементов ННС передовым научно-технологическим оборудованием, современной информационно-аналитической и методической поддержкой, решение вопросов метрологии и стандартизации. Как отметил в своем выступлении министр образования и науки Андрей Фурсенко, представляя ФЦП “Развитие инфраструктуры наноиндустрии в Российской Федерации на 2008-2010 годы” на заседании Правительства РФ, дальнейшее промедление в этой области не только может свести на нет отечественные пока еще имеющиеся конкурентные преимущества в уровне научных разработок, но способно сделать невозможной их масштабную коммерциализацию и прорыв профильных российских организаций на формируемый международный рынок.

Основные тематические направления деятельности организаций ННС: наноэлектроника, наноинженерия, конструкционные наноматериалы, композитные наноматериалы, функциональные наноматериалы для энергетики, функциональные наноматериалы для космической техники, нанобиотехнологии, информационная безопасность наноиндустрии, стандартизация, сертификация и метрологическое обеспечение нанопродукции. Всего для реализации ФЦП на 2008-2010 годы предусмотрено 27,7 млрд рублей, в том числе 24,9 млрд рублей из средств федерального бюджета, из них капитальные вложения - 15 245,6 млн рублей; прочие нужды - 9699 млн рублей; средства из внебюджетных источников - 2788,4 млн рублей (объемы и источники финансирования ежегодно уточняются при формировании федерального бюджета на соответствующий год).

Cовершенно новый подход в рамках ФЦП предусмотрен и в отношении адекватной подготовки высококвалифицированных кадров отечественной наноиндустрии, поскольку без этого невозможно эффективное выполнение системных решений. Речь идет не только о выпуске новых специалистов, но также и об адаптации ученых и преподавателей вузов, проводящих научные исследования и опытно-конструкторские разработки на вновь закупаемом наукоемком оборудовании. Развитие отечественной наноиндустрии требует новой системы непрерывного образования и повышения квалификации.

Поскольку по сути своей нанотехнологии носят межотраслевой характер, то и развитие инфраструктуры этой индустрии требует совершенно иных подходов, которые характеризуются комплексным характером, высокой сложностью управления, масштабами привлеченных средств.

Подробная информация о ФЦП “Развитие инфраструктуры наноиндустрии в Российской Федерации на 2008-2010 годы” представлена на сайтах www.mon.gov.ru/dok/prav/nti/4035/ и nano.extech.ru/

Спецвыпуск подготовили: Елизавета Понарина, Нина Шаталова

Федеральную целевую программу “Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007-2012 годы” представлять ученым нет нужды. Многие из них осваивались в мире конкурсного финансирования, участвуя в вытекавших друг из друга программах этого цикла. Еще одна причина, по которой ФЦП “Исследования и разработки...”, что называется, постоянно на виду: через нее распределяются немалые средства - порядка 10% всех денег, идущих на обеспечение гражданской науки в стране. “Поиск” попросил руководителя Государственной дирекции целевой научно-технической программы Андрея Петрова ответить на вопросы, часть которых задали наши читатели.

- Андрей Николаевич, для начала интересно было бы узнать основные итоги реализации программы в 2008 году.

- Программа “Исследования и разработки...” в очередной раз увеличила свой бюджет. В 2007 году он составлял 11 млрд рублей, в 2008-м - 14 млрд, а в следующем израсходовать на НИОКР в рамках программы планируется 17 млрд. Ежегодный прирост финансирования по программе до сих пор был существенно выше, чем инфляция. В 2008 году реализовывалось более 1300 проектов, из них 731 контракт заключен вновь и 630 перешло с прошлого года. Впрочем, эти цифры для нас вполне обычны...

- А было ли в уходящем году что-то необычное?

- Чтобы ответить на этот вопрос, нужно сказать несколько слов об основном принципе построения программы. В основу ее идеологии было положено разделение сфер ответственности: за научную составляющую отвечают ученые, а за техническое обеспечение и соблюдение формальных требований и законов - чиновники Роснауки и Дирекции программы. Научное сообщество реализует свои функции через Научно-координационный совет (НКС), который возглавляет министр образования и науки. В состав совета входят руководители исследовательских структур и вузов, представители наукоемкого бизнеса. Именно НКС решает, какие проекты финансировать, в каком объеме и на какой срок. При совете созданы команды экспертов по всем приоритетным направлениям, которые поддерживает программа. Задача этих рабочих групп - помочь НКС сформировать тематику лотов на базе заявок, поступающих в Федеральное агентство по науке и инновациям от научных и научно-производственных коллективов. По отобранным экспертами темам Роснаука проводит конкурсы и заключает государственные контракты.

- Интересно, что этот принцип, который поначалу приветствовался учеными, сегодня у многих вызывает недовольство. Говорится о том, что министерство поддерживает не важные для государства проекты, а те, что лежат в сфере интереса отдельных научных групп, руководители которых “находятся в обойме”...

- Мы тоже считаем, что пора перейти от поддержки инициативных проектов к решению глобальных задач в интересах государства. В этом году заложена основа для такого перехода. Это к вопросу о том, что нового сегодня происходит в плане управления программой.

Дело в том, что на первом этапе “жизни” ФЦП финансировались проекты, которые в состоянии были выполнить существующие в стране научные коллективы. Инвентаризация имеющегося потенциала проведена, появилось четкое понимание “кто есть кто”. Теперь наступает период формирования заданий, нацеленных на решение масштабных проблем, которые должны ставиться перед наукой соответствующими ведомствами.

Ранее заключался ряд контрактов в интересах Минобр-науки: прогноз развития научно-технической сферы, маркетинговые исследования, аналитика. Если говорить о выполнении заказов других ведомств, сейчас эта деятельность находится в стадии становления. Проведены встречи с представителями Минэнерго, Минздравсоцразвития, Минприроды. Наши рабочие группы начали готовить комплексные задания по ряду интересных для этих министерств направлений. В текущем году мы занимались планированием таких работ, а в следующем приступим к их осуществлению. Объем средств, выделяемых на решение стратегических вопросов, предполагается с каждым годом увеличивать.

- От кого исходила инициатива наладить такой межведомственный диалог? Будут ли другие государственные органы выступать соинвесторами проектов?

- Инициативу проявило Министерство образования и науки. Для нас совершенно очевидно, что успешная реализация федеральных целевых программ во многом зависит от эффективной межведомственной координации. Финансовое участие других министерств в наших проектах в перспективе возможно, но пока речь идет о том, чтобы они стали заказчиками появившегося в результате выполнения программы продукта, “приняли” его на своих объектах и производствах.

- В научных кругах бытует мнение, что участвовать в конкурсе бесполезно, поскольку его, как правило, выигрывает организация, по чьей заявке была сформирована тематика. Высказывается и недоверие Научно-координационному совету...

- Формирование тематик на основе заявок мы считаем нормальной практикой. Раньше обоснования необходимости разработки той или иной проблемы часто приходили к нам в виде писем на одной страничке, где внятно была изложена разве что просьба выделить средства. Теперь заявки подаются в определенной форме, они содержат и аргументы в пользу данной тематики, и всю информацию, необходимую для формулирования конкурсного задания.

Что касается недоверия... В НКС и рабочие группы входят ведущие специалисты страны, которые высоко ценят свою репутацию. Когда предъявляются мотивированные замечания по поводу качества экспертизы, мы стараемся их учитывать. Приведу пример. Недавно я был на конференции в Институте молекулярной биологии им. В.А.Энгельгардта РАН, где подводились итоги работы по направлению “Живые системы” нашей ФЦП. По общему признанию, на этом форуме были представлены “топовые” работы, ведущиеся в стране по этой тематике. Видно было, что люди собрались не для галочки, в зале было много молодежи, шла заинтересованная дискуссия. А ведь раньше приходилось прилагать усилия, чтобы исполнители программы пришли и хотя бы формально отчитались. Это явное свидетельство актуальности отобранных экспертами проектов.

Кстати, на конференции обсуждались не только научные, но и организационно-финансовые вопросы. С нынешнего года учреждения Российской академии наук получили право использовать на свои цели отчисления от продажи объектов интеллектуальной собственности. Раньше выплаты за использование патентов и авторских прав, принадлежащих РАН, целиком уходили в бюджет. Теперь эти суммы за вычетом налога на прибыль остаются разработчикам. Однако участники совещания выражали недовольство тем, что государство не освободило научные институты и от этого налога.

- Андрей Николаевич, как вы можете прокомментировать прозвучавшую на заседании коллегии Минобрнауки информацию о том, что в 2008 году по сравнению с предыдущими периодами число заявок на участие в программе сократилось?

- Мы постоянно повышаем требования к качеству работы. А поскольку в стране активно рос бюджет, у научных коллективов появились более “дешевые деньги”. Есть, правда, и вторая причина. Когда ФЦП начиналась, в ней участвовали инициативные проекты, заделы для которых были накоплены в предыдущие годы. Сегодня эта волна схлынула, но мы ждем следующую. В связи с проблемами в финансовой сфере бизнес сворачивает инвестиционные проекты и интерес к программным деньгам повышается. Это чувствуется по конкурсам, прошедшим в последние месяцы года. В них на одно место претендовали уже 5-10 заявок, а не две (как это было в среднем по 2008 году, что показывает приведенная диаграмма).

- Научные коллективы, решившие после перерыва вернуться в программу, могут получить самые точные сведения об условиях участия в ФЦП на сайте вашей дирекции www.fcntp.ru. Он чрезвычайно информативный, но почему-то не слишком хорошо известный. Однако о нововведениях будущего года хочется услышать лично от вас...

- В следующем году продолжим повышать требования к организационно-методической квалификации исполнителей. Многие организации в период безвременья разучились работать с документацией. Поначалу некоторым буквально приходилось объяснять, что такое ГОСТ. Мы наращивали требования в этой части работы постепенно, и многие коллективы научились с этим справляться.

- Неужели соответствие формальным критериям важнее существа дела?

- Выполнение поставленных в техническом задании условий - обязательный момент, но не единственный. Для использования в производстве продукт должен быть правильно “упакован”, иначе он никому не будет нужен. Мы не только требуем, но и помогаем исполнителям выйти на нужный уровень оформления результатов: привлекаем “организации-мониторы”, которые анализируют полученные в ходе работы материалы, после чего высказывают замечания и дают консультации по их оформлению.

Дело в том, что одна из задач программы - подготовить научный коллектив к работе в реальных рыночных условиях. Этой цели служит, в частности, обременение в виде привлечения внебюджетных средств: если ученые смогли найти софинансирование для своей работы - их результат имеет перспективу коммерциализации, а команда получила опыт взаимодействия с субъектами реальной экономики.

- Что будет, если в условиях кризиса соинвестор перестанет выполнять свои обязательства?

- С формальной точки зрения есть постановление правительства, в нем определены объемы внебюджетных средств, которые должны быть привлечены в рамках программы. Значит, данный показатель надо выполнять. При этом к каждому проекту будем подходить индивидуально. Например, если внебюджетные средства нужны на запуск производства или опытной установки, можем удлинить сроки ввода объекта в эксплуатацию. Если планировалось построить технологическую линию из высококачественных дорогих материалов, возможна оптимизация. Важно не просто привлечь тот или иной объем внебюджетного финансирования, а достичь запланированного результата.

Надежда ВОЛЧКОВА

Научная сессия РАН

Академик Александр Некипелов: “Научно-технологическое обеспечение социально-экономического развития”

Анализ показывает наличие в современной России глубоких несоответствий и разрывов между различными звеньями цепочки, связывающей фундаментальные исследования с внедренными в хозяйственную практику технологиями.

В этих условиях стране предстоит сделать важный выбор в отношении того, в какой степени модернизация российской экономики должна проводиться в условиях заимствования технологического опыта других стран, а в какой - на базе собственных научных исследований и разработок. От этого выбора, естественно, будет зависеть как структура, так и основные характеристики российского научно-технологического потенциала в будущем.

Представляется, что оптимальным является следующий подход. Необходима дальнейшая поддержка процесса модернизации потенциала фундаментальных исследований, несмотря на то что в течение известного периода времени его масштаб может казаться избыточным по отношению к другим звеньям цепочки “наука - производство”. Но нельзя забывать, что законсервировать на время потенциал фундаментальной науки невозможно. А надеяться на то, что в нужный момент сумеем его быстренько воссоздать, - значит придаваться недопустимому прекраснодушию.

Особые усилия должны прилагаться для возрождения, разумеется, с учетом условий рыночной экономики, прикладных исследований. Здесь и создание благоприятных условий для развития частного сектора науки, и прямое участие государства в развитии существующих и создании новых центров отраслевой науки, в том числе и в высшей школе.

Актуальным остается вопрос об использовании прикладного потенциала академической науки. К сожалению, приходится констатировать, что наши соображения на этот счет в течение целого ряда лет не принимаются во внимание. При этом абсолютно разумным является содействие мерами экономической политики заимствованию частным сектором зарубежных технологий, импорту современного оборудования в части, не наносящей ущерб нашим планам и отечественным производителям.

Наконец, промышленную политику следует жестко ориентировать на совершение рывка в формировании высокотехнологичных производств.

Здесь не должен смущать тот факт, что продукция многих из них, в силу общего низкого технического уровня отечественной экономики, может быть поначалу ориентирована, главным образом, на зарубежные рынки. Успешное прохождение экзамена мирового рынка в таких случаях будет залогом качественного научно-технологического прогресса российской экономики.

Есть вопрос, обойти который сегодня просто невозможно, а именно: своевременно ли в период резкого обострения текущих проблем, связанного с глобальным финансово-экономическим кризисом, вести неторопливые разговоры об отдаленных перспективах научно-технологического прогресса. По моему убеждению, ответ на этот вопрос зависит от того, как мы оцениваем нынешний этап кризиса в российской экономике, с действием каких факторов его связываем и, наконец, какие пути выхода из него видим.

Как мы помним, все началось в августе-сентябре этого года с масштабного оттока капитала с фондового рынка, в значительной степени связанного с потребностью иностранных инвесторов в дополнительных долларовых средствах в условиях резкого обострения так называемого ипотечного кризиса на Западе. Отток капитала привел у нас к обострению проблемы ликвидности в банковской системе, а обрушение котировок на фондовом рынке катастрофически усугубило проблему внешней задолженности частного, в том числе и банковского, сектора. Надо сказать, власти приняли оперативные меры по восполнению ликвидности в банковской системе и гарантировали частному сектору рефинансирование его внешних долгов. Этим удалось спасти от краха банковскую систему и от больших неприятностей многие крупные российские корпорации.

Но вопреки первоначальным ожиданиям деньги не пошли в реальный сектор экономики, финансово-экономическое положение многих предприятий начало ухудшаться, в экономике вновь появились неплатежи, в том числе задолженность по выплате заработной платы.

Невероятно быстрое падение мировых цен на нефть, плохая конъюнктура на других сырьевых рынках привели к стремительному распространению волн сужающегося спроса по всей воспроизводственной цепочке. Банки сидят на деньгах, или, говоря интеллигентно, предпочитают ликвидность, не потому, что испытывают абстрактное недоверие к своим экономическим партнерам, а потому, что не видят перспектив сбыта их продукции в нынешних условиях. Сегодня мы на практике ощущаем, сколь уязвимой по отношению к действию внешних факторов оказалась российская экономика, сколь высока цена своевременно не принятых мер по использованию на цели модернизации поступавших в Россию значительных ресурсов.

Думаю, в нынешних условиях очень важно усилить роль государства как прямого источника конечного спроса. С этой целью следует развернуть финансирование крупных программ, ориентированных как на развитие инфраструктуры, так и на техническую модернизацию производства и его реструктуризацию.

Деньги должны пойти в научно-производ-ственный комплекс на стимулирование и разработки производства экспорта и применение внутри страны высокотехнологичной продукции. Часть валютных резервов следует использовать для импорта современных технологий и оборудования, содействующих выполнению программ модернизации российской экономики.

Мы все знаем, что за истекшие годы топливно-сырьевой сектор в нашей стране превратился в локомотив экономического роста. Именно поэтому столь болезненно резкое свертывание исходящего от него внутреннего спроса в условиях изменившейся конъюнктуры мирового рынка. Ясно также, что если бы этот спрос удалось поддержать, то это существенно облегчило бы наше положение. Но есть ли такая возможность? Мне кажется, есть, во всяком случае, в части спроса, исходящего от нашей нефтяной отрасли.

Сопоставление издержек добычи и транспортировки нефти с нынешними мировыми ценами на нефть свидетельствует о том, что и сейчас эта отрасль остается чрезвычайно эффективной. Однако весь эффект сегодня достается федеральному бюджету. Такое положение является неоправданным в идейном смысле (государство изымает не ренту и нормальный налог, а всю прибыль по сути дела) и контрпродуктивным в практическом (подрывается совокупный спрос в экономике). Поэтому было бы чрезвычайно важно срочно и резко снизить величину средств, изымаемых в бюджет из топливно-сырьевого сектора.

Хотелось бы лишь подчеркнуть, что масштаб принимаемых решений должен устанавливаться, как мне кажется, исходя не из задачи обеспечить для соответствующих производств сведение концов с концами, а из важности смягчить шок со стороны спроса для всей нашей экономики.

Полагаю, что понадобится поставить в определенные рамки свободу ввоза и вывоза капитала, прежде всего краткосрочного.

Сложности, которые сегодня переживает наша экономика, буквально подталкивают нас к тому, чтобы вступить на непростой в нынешних условиях, но крайне важный для страны путь технологической модернизации.

Академик Александр Дынкин:

“О перспективах глобального инновационного развития”

Если говорить об экономическом анализе инновационного процесса, то он требует рассмотрения базовых факторов как со стороны спроса, так и со стороны предложения и, конечно, попытки учета их сбалансирования.

Если взглянуть со стороны технологического предложения, со стороны логики развития науки и технологий, то очевидно: на пороге практического использования появляется ряд новых конвергентных технологий. О росте этой сферы, о ее перспективности говорит и перестройка учебных курсов. Если посмотреть программы университетов естественного профиля 10 лет назад и сегодня, это очень бросается в глаза. А библиометрическое интернет-сканирование также говорит о том, что за последние 10 лет резко возросло количество публикаций в сферах пересечения областей конвергентных технологий.

В текущем десятилетии активно развивается концепция так называемых открытых инноваций. И она, на мой взгляд, тоже связана с конвергентными технологиями.

Теперь про инновационный вызов развивающемуся миру - про Китай в основном. Вы видите, что национальная инновационная система развитых старых европейских стран, находится в устойчивом сбалансированно-равновесном состоянии. Скажем, расходы на НИОКР в старой Европе в течение 15 лет устойчиво колеблются в пределах 1,75 к валовому внутреннему продукту. Хуже дело обстоит у нас. В 2004 году удельный показатель расходов на науку в Китае обогнал наши показатели. То есть, несмотря на то что китайская экономика самая быстрорастущая, расходы на НИОКР в этой стране обгоняли сверхвысокие темпы экономики. И, конечно, результаты достаточно быстро проявились. Китай лидирует в области экспорта информационно-коммуникационных технологий, он на первом месте, впереди Соединенных Штатов. Конечно, пока в первую очередь экспортируется “железо”. Интегральные схемы в основном ввозятся из-за рубежа.

Естественно, что центры системной интеграции и, соответственно, центры получения технологической ренты также находятся за пределами Китая. Официальные китайские прогнозы утверждают, что они на пять лет позади мирового технологического уровня. Реально, думаю, раза в два побольше.

Несколько слов о России. По нашим оценкам, к 2020 году в доле расходов на науку в валовом внутреннем продукте мы выйдем на уровень стран старой Европы и будем несколько опережать расширившийся Европейский союз. В то же время мы будем уступать не только США, не только Японии, но и Китаю и Индии.

На такой не очень оптимистический лад настраивает достаточно драматический, на мой взгляд, разрыв между нашими намерениями и реальными результатами.

По оценке ИМЭМО, уровень производительности труда на одного занятого в российской экономике по паритетам покупательной способности составляет 27% от уровня производительности в США и 42% - в Германии и Японии. Это означает, что по эффективности наша экономика находится примерно на уровне западноевропейской конца 1960-х годов и Южной Кореи начала 1990-х.

Если же посмотреть на наиболее успешные российские компании (не буду их называть), то на усредненном фоне, о котором я говорил, их показатели эффективности еще ниже.

Академик Алексей Макаров:

“Научно-технологический прогноз и проблемы развития энергетики до 2030 года”

Научно-технический прогресс в энергетике ассимилирует результаты всех наук, которые и создают базовые условия и предпосылки для инновационного развития энергетической основы человечества. Результаты части наук влияют на требование общества к развитию энергетики, другие определяют доступные ресурсы, третьи создают предпосылки для энергетических инноваций, а четвертые обеспечивают управляемость создаваемых энергетических технологий и энергосистем.

Требования роста благосостояния общества определяют динамику энергетики. В базовом сценарии Международного энергетического агентства спрос на энергию увеличивается с 2005 по 2030 год в полтора раза и почти вдвое до 2050 года. Хотя, конечно же, мировой финансово-экономический кризис понизит эти прогнозы.

В первой четверти ХХ века среднее по миру потребление энергии на душу населения увеличилось в 2,5 раза. Однако после нефтяного кризиса конца 1970-х годов наблюдалась обнадеживающая тенденция стабилизации душевого энергопотребления. Но теперь эта тенденция буквально в последние годы сменилась ростом, и восходящая тенденция отражается в прогнозах Мирового энергетического агентства.

Сохранение душевого потребления уменьшило бы прирост спроса на энергию втрое, что, наверное, утопично. Но достаточно реалистично предположить (учитывая необходимость повышения благосостояния населения развивающихся стран), что рост душевого энергопотребления уменьшится вдвое.

Человечество не обеспечено ресурсами энергии на века, Россия - тем более. Годовой расход энергии человеком составляет пять десятитысячных от ресурса органического топлива - нефти, газа и угля и три десятитысячные от ресурсов урана. Однако все эти исчерпаемые энергоресурсы не составляют и пятой части годового потока солнечной энергии на Землю, того самого потока, который порождает энергию ветра, гидроэнергию и фотосинтез. То есть те самые возобновляемые энергоресурсы, на которые сейчас возлагаются большие надежды.

Раньше или позже научно-технический прогресс в энергетике сделает эти ресурсы доступными. А пока реальная проблема состоит в исчерпаемости экономически приемлемых ресурсов нефти и газа. За 150 лет статистических наблюдений из недр Земли извлечено 33% экономически доступной части разведанных запасов нефти, 14% газа, 9% урана и 4% угля. От науки о Земле в части геологии нужны новые методы разведки и освоения месторождения углеводородов на суше и шельфе, включая подледную добычу, которые позволили бы за 20 лет увеличить экономически приемлемые запасы в 1,7 раза к 2030 году и втрое к 2050-му. Без этого рост добычи нефти остановится и перейдет в падение через 10-15 лет, а газа - через 20-25 лет, что конечно же резко повысит требование к НТП в энергетике и, видимо, замедлит развитие мировой экономики.

Энергетика представляет собой ярко выраженную междисциплинарную науку. Она формирует новые знания о методах преобразования энергии, создает новые средства для таких преобразований, интеграцию достижений практически всех других областей знаний, исследует закономерности развития антропогенной энергетики в целом. Объектами и результатами энергетических исследований являются, прежде всего, нарастающие потоки возможных энергетических технологий. Они создаются на базе фундаментальных заделов физики, химии, а теперь и биологии, такими физико-техническими дисциплинами, как электрофизика и электротехника, теплофизика и теплотехника, гидравлика и гидротехника и так далее.

Эффективная технологическая и производственная структура энергетики гармонизирует все стадии и технологии преобразования энергии от ее источников в природной среде (нефть, газ, уголь, гидроэнергия и так далее) до конечного использования.

С середины ХХ века в большинстве индустриальных стран и по миру в целом конечная энергия составляет только 37-39% от первичной. Это даже меньше, чем коэффициент использования энергии первобытного костра в пещере.

Этот парадокс - результат влияния разнонаправленных тенденций, главная из которых - быстрый рост разнообразия конечного потребления и перестройка структуры в пользу энергии все более высокой ценности.

Между тем чем выше ценность энергии, тем ниже КПД ее получения. Знание этих тенденций позволяет ставить целью достижение к середине века не менее 50% для основного индикатора НТП в энергетике - общего коэффициента использования энергии и, соответственно, строить технологическую политику и средства достижения этой цели. Но для этого нужно видеть возможные направления изменения структуры конечного потребления.

До сих пор речь шла о направлениях научно-технического прогресса в энергетике. Но еще важнее масштабы его применения, которые определяются прогнозом развития энергетики. В этом отношении в последние полтора года у нас сделан хороший задел в виде разработки энергетической стратегии России до 2030 года. В ней рассматривается рост потребления энергии в зависимости от сценария на 35-70%, производство энергии на 30-40% при существенном замещении нефти и газа, атомной энергии возобновляемыми ресурсами, энергоресурсами и углем; экспорт энергии с ростом 18-20% до 2015-2020 года и последующей стабилизацией или даже снижением.

Перед нашей энергетической наукой, таким образом, стоит задача определить с учетом мировых тенденций свои приоритеты НТП и создать технологии с параметрами, отвечающими российским условиям.

Соответствующие работы уже ведутся.

Член-корреспондент РАН Борис Кузык:

“Инновационное развитие России: сценарный подход”

Что происходит и что может произойти со структурой экономики России при разных сценарных вариантах развития страны? Мы брали за отправную точку, прежде всего, 1980 год. Не 1990 год, он не характерный, не показательный, не лучший год. За период с 1980 по 2007 год мы практически перевернули (если можно так выразиться) структуру нашей экономики. В определенной степени она была более или менее сбалансирована, во всяком случае, опиралась на прочный, высокотехнологичный сектор народного хозяйства. Сегодня он серьезнейшим образом сократился, с 30 до практически 18%. И это все-таки третий, четвертый и немного пятый технологический уклад. С такой экономикой никакого высокотехнологичного рывка не сделаешь, если он будет просто продекларирован политически, а продолжен инерционный сценарий развития.

Что же будет в первом, инерционном варианте развития, который пока продолжается? Мы видим, что к 2030 году структура экономики России, по экспертным оценкам, практически продолжит сползать в сторону сокращения высокотехнологичной сферы, той экономики знаний, о которой все сегодня говорят. По мнению многих экспертов, специалистов, ученых Российской академии наук, Россия с такой структурой экономики существовать не может. Следовательно, есть базовый (он является и основным) вариант инновационного развития, который предполагает более сбалансированную, гармоничную структуру экономики.

Если посмотреть интегральную мощь России исходя из этих двух сценариев, то сравнительная диаграмма показывает, что инновационный сценарий действительно гармонизирует совокупную мощь страны (имеется в виду 2030 год), но останется очень больная, системно очень сложная проблема - проблема демографии. Это проблема проблем для России, не надо думать, что если сегодня мы немножко повысили рождаемость, то это надолго. Это серьезный системный кризис, к 2025 году на 17 млн у нас сокращается работоспособное население и на 9 млн вырастает количество пенсионеров. Это надо учитывать.

Где же Россия находится, на каком уровне, может ли она осуществить тот инновационный прорыв, о котором так много говорят исходя из того тяжелейшего состояния, в котором находится высокотехнологичный комплекс? На наш взгляд, шанс у России есть, и очень серьезный. Тот прогноз, который выполняла Российская академия наук по указанию Президента России, позволил выяснить, где у нас действительно есть приоритеты мирового и выше мирового уровня.

Когда анализировали структуру и основные отрасли российской экономики по степени конкурентоспособности на мировом рынке совместно с нашими коллегами в Правительстве Российской Федерации, пришли к выводу, что существует шанс выйти на технологический прорыв. В том числе, хотя архисложно, и в области авиастроения, ядерной энергетики, ракетно-космических систем и отдельных сегментов рынка наноиндустрии.

Также мы понимаем, где существуют некий технологический паритет и отставание от мирового уровня. Здесь, возможно, потребуются и технологический трансферт, и программа по возможному импортозамещению. То есть практически мы видим, что сегодня необходимо реализовать модель стратегии инновационного развития, где все ресурсные возможности, ресурсное обеспечение инноваций должны быть сфокусированы на инновационной структуре развития: кадровый ресурс, финансовый ресурс, материально-технические ресурсы. Такими инновационными структурами развития являются, безусловно, Российская академия наук и другие государственные академии, вузовская наука, высокотехнологичный комплекс, с тем чтобы соединить знания, довести их до серийной продукции, выйти на внутренний и внешний рынки.

Прежде всего, принципиально важна для России концентрация усилий на базовых направлениях. По каждому из этих направлений сейчас нужна национальная программа. Первые шаги пока сделаны по нанотехнологиям.

Существует шанс реализации четырех национальных программ и как минимум 12-14 национальных проектов. Некоторые из этих проектов российскими учеными уже проработаны, они могут быть сегодня предложены для осуществления, многое для этого уже делается.

Что же происходит сегодня? Мы видим, что идет обсуждение распределения действующего резерва финансовых ресурсов, и практически речь идет о 6 триллионах рублей, которые готовы распределить и направить в экономику России для того, чтобы погасить бушующий финансовый кризис, ставший уже экономическим, а может дойти до социального. Все предпринятые шаги, конечно же, важны, но надо понимать, что это попытка продержать на плаву действующую или, скажем так, старую экономику. Посмотрите план Полсона, американский план: 200 из первых 700 миллиардов направлены на новую экономику. У нас пока распределено 50% резервов, и пока нет новой экономики.

По некоторым направлениям будущего технологического прорыва, надо отдать должное, сформирован целый ряд федеральных программ. Бюджет этих программ - 31 миллиард на период до 2025 года. Таким образом, будем надеяться, что эти программы действительно будут реализованы. Но, во-первых, конечно же это недостаточный объем. Во-вторых, анализ этих программ показывает, что пока только декларируется: давайте новые технологии внедрять. Серьезного, системного, осмысленного, матричного подхода, понимания, какие технологии, где, когда, на каком уровне нужны, пока нет.

Суперкомпьютер семейства “СКИФ” выдержал госиспытания

Канун новогодних праздников - время подведения итогов. Одним из таких мероприятий стало проведение приемочных государственных испытаний экспериментального образца суперкомпьютера “СКИФ МГУ” и программного обеспечения, разработанного в рамках Научно-технической программы Союзного государства Белоруссии и России “СКИФ-ГРИД”.

- Испытания прошли успешно, суперкомпьютер принят специалистами с небольшими замечаниями и рекомендациями, которые будут учтены в рабочем порядке. Дан зеленый свет его пригодности для массового производства, - отметил директор Института программных систем РАН, научный руководитель программы “СКИФ-ГРИД” от России Сергей Абрамов.

Итоги приемочных испытаний подвели в Научно-исследовательском вычислительном центре МГУ им. М.В.Ломоносова, где установлен высокопроизводительный вычислительный комплекс, занимающий в последней редакции мирового рейтинга самых мощных суперкомпьютеров мира Тор500 54-ю позицию. По словам госсекретаря Союзного государства Павла Бородина, принявшего участие в мероприятии, “мы лишились многих тысяч талантливых ученых и конструкторов за последние годы. Пора их возвращать, потому что экономика поворачивается - должна повернуться - на инновационный путь развития. И то, что удалось сделать в Союзной программе по созданию суперкомпьютера, - тому подтверждение. Будет расти спрос на такие системы, а значит, будет расти востребованность специалистов и технологий самого высокого уровня”. А ректор МГУ академик РАН Виктор Садовничий подчеркнул, что “почти все в компьютере сделано на российских предприятиях, его возможности пригодятся очень многим отраслям экономики и науки. Не говоря уже о том, что серийное производство столь комплексной и высокотехнологичной продукции - принципиально новый вектор технологического и экономического развития как России, так и Белоруссии”.

О некоторых итогах и планах реализации программы “СКИФ-ГРИД” на 2009-2010 годы и перспективах развития отечественной суперкомпьютерной отрасли корреспонденту “Поиска” рассказал директор Института программных систем РАН член-корреспондент РАН Сергей АБРАМОВ:

- В рейтинге самых мощных вычислительных машин мира Тор500 существует свое дополнительное деление: есть там машины, на которых отрабатывается и создается технология. Для них принято использовать термин “технологии уровня N”, то есть ультрасовременные. Таких мощных машин в мире мало - всего-то 10-20 штук, ими обладают только наиболее развитые страны: Япония, США, Китай. А есть машины технологии уровня N-1 - это хорошо отработанные решения, те, что уже широко доступны на мировом рынке, на их основе из готовых компонентов можно собрать новые подобные вычислительные кластеры. Таких машин, естественно, больше. В чем принципиальная разница? Для государства создать машины технологии уровня N - это не только вопрос престижа. Сегодня суперкомпьютеры признаются единственным (а даже не одним из!) инструментом, позволяющим добиться конкурентного превосходства. Все конкурентоспособные товары, выпущенные на мировой рынок, в той или иной мере прошли стадию суперкомпьютерного проектирования. Причем речь в данном случае идет не только о новейших самолетах или автомобилях, но даже... о памперсах. Хотите сделать товар конкурентоспособным - считайте.

Так вот, на машине технологии уровня N-1 можно сделать конкурентоспособный товар, выйти с ним на мировой рынок и... встретиться там еще с 10 командами, предлагающими покупателям аналогичный продукт. Начать вести с продавцами достойную, но весьма изнурительную конкурентную борьбу. Это пример так называемой заурядной - наряду со всеми остальными - конкурентоспособности. А вот на машине технологии уровня N можно разработать действительно уникальные вещи, создать товар, который будет конкурентопревосходящим. Сегодня страны всего мира стремятся овладеть технологиями уровня N, создавать суперкомпьютерные центры и машины именно такого технологического уровня.

В рамках программ “СКИФ” и “СКИФ-ГРИД” достигнуты значительные результаты. Всего было выпущено 18 опытных образцов, подготовлена соответствующая конструкторская документация, сделаны машины семейства “СКИФ” рядов 1, 2 и 3. Кстати, за всю историю СССР и России в мировой рейтинг Тор500 входили только шесть отечественных машин - пять из них “СКИФы”. Но надо сказать, что на сегодня все машины, включая “СКИФ МГУ”, - это технологический уровень N-1, то есть высокопроизводительные вычислительные комплексы, основанные на уже отработанных решениях.

Четвертый ряд машин семейства “СКИФ”, создание которых запланировано на следующий год исполнения программы “СКИФ-ГРИД”, - это машины технологического уровня N. В них заложены решения, которых либо еще нет, либо они есть, но малодоступны, находятся в разработке, еще не вышли на рынок как коммерчески опробованный продукт. Добиться нового уровня развития отечественных суперкомпьютеров - достойная цель. Напомню, все машины семейства “СКИФ” - именно отечественные машины, и это признано международной экспертизой. Когда вы подаете заявку в Тор500 и безосновательно говорите: это сделано мною, вас могут справедливо поправить: нет дорогой, это, например, НР (или IBM). Такие случаи были с другими машинами, а СКИФовские заявки никогда не правили. То есть международная экспертиза подтверждала: “СКИФ” - машина именно отечественная, российско-белорусская.

Зачем тратить весьма большие деньги на создание отечественных суперкомпьютеров? Например, машина за моей спиной (“СКИФ МГУ”. - Прим. ред.) стоит порядка 240 миллионов рублей, и это только сама установка без учета стоимости подготовки помещения в соответствии с требованиями работы данной техники. Ответ прост: для обеспечения конкурентоспособности страны. Через год мы готовы сделать машину в 500 TFlops, а еще через год - в 1000 TFlops (1 PFlops). Зачем так много? Задумайтесь: сегодня в России нет ни одной машины, способной посчитать, например, реактивный двигатель самолета в полной конфигурации, в полной сборке в нестационарном режиме: в момент запуска, форсажа, остановки. Такой расчет требует 500 триллионов операций в секунду. Далее. Столь актуальная сегодня тема - нанотехнологии. Чтобы рассчитать взаимодействие одной тысячи ядер на наноуровне, требуются еще большие мощности - в 10 PFlops. В семействе “СКИФ” такие машины могут быть созданы к весне 2012 года. Повторюсь, конкурентопревосходящие изделия и материалы надо считать на супер-ЭВМ технологии уровня N.

Во всех странах национальные суперкомпьютерные центры технологии уровня N строятся в интересах всей экономики данной страны. Это одна из основ инфраструктуры государств, экономика которых базируется на знаниях. И эта инфраструктура, как любая другая, есть общественное благо, вещь, которая дается всем для развития экономики в целом, дается открыто и бесплатно. Как это ни удивительно для кого-то, но в США, Западной Европе ведущие компьютерные центры доступны коммерческим предприятиям бесплатно. Они делают расчеты на машинах технологии уровня N, получают конкурентопревосходящую продукцию, с которой выходят на мировой рынок, выбивают конкурентов, захватывают новый сегмент рынка, повышают объемы продаж, платят налоги и... в этот момент рассчитываются со своим государством за бесплатное использование суперкомпьютеров. Бюджетная эффективность - это те слова, к которым отечественным экономистам надо еще привыкать. Когда шло согласование по нашим суперкомпьютерным программам, чиновники Минфина и Минэкономразвития честно признались: у них нет методик расчета бюджетной эффективности. И не будет, пока наше понимание не дорастет до того, что данная государственная инфраструктура - национальные суперкомпьютерные центры и грид-сети из них - не продается. Ведь это все равно, что сдать в коммерческое пользование два метра государственной границы. Вещь сомнительная. Так и здесь. Это общественное благо, вещь, созданная ради всех. Она получена на бюджетные деньги и должна быть нацелена на одно - достижение конкурентного превосходства отечественных товаров на мировом рынке.

Программы “СКИФ” и “СКИФ-ГРИД” - это паритетные проекты для России и Белоруссии. Тому есть исторические причины. В советские годы 50% мощностей Министерства радиопромышленности, отвечавшего за компьютерную отрасль в Союзе, были расположены в Белоруссии. Кстати, после распада СССР эти мощности белорусское государство сохранило в достаточно достойном виде: не было ни одного акционирования предприятий. В значительно меньшей степени (по сравнению с Россией) пострадала Белоруссия и от так называемой утечки мозгов. В рамках программ “СКИФ” и “СКИФ-ГРИД” все это было затребовано и воссоединено на паритетных условиях. Если говорить конкретно о машине “СКИФ МГУ”, то белорусская сторона очень много помогла в данном случае в части подготовки конструкторской документации. Ведь мало сделать образец, надо сделать и конструкторскую документацию к нему, по которой будет возможно поставлять такие машины уже в серийном порядке. Государственные испытания, которые проходили в стенах НИВЦ МГУ в течение последних дней, - это то, что дает машине путевку в жизнь: принято решение госкомиссии, что теперь на основе данной конструкторской и программной документации можно строить серию таких машин.

“СКИФ” и “СКИФ-ГРИД” - одни из самых успешных программ Союзного государства. Когда заканчивалась программа “СКИФ”, в ходе отчета по ней на заседании Совета министров Союзного государства было принято соответствующее постановление. Причем не с обычной нейтральной для таких документов формулировкой: “отчет принять”. В случае программы “СКИФ” было записано: отчет одобрить, поручить Роснауке и Национальной академии наук Белоруссии написать продолжение программы. Такое прямое правительственное поручение. Кстати, при подписании программы “СКИФ” Совет министров Союзного государства возглавлял премьер-министр Российской Федерации В.Путин. Сейчас он снова возглавляет союзный кабинет Совмина... Надеюсь, это добрая примета для “СКИФов”.

В 2010 году программа “СКИФ-ГРИД” должна закончиться. Сейчас обсуждается возможность продления и расширения ее финансовой составляющей еще на год, поскольку создан очень большой задел и мы готовы получить на этой базе еще более значительные результаты. Кроме того, в планах - формирование новой суперкомпьютерной программы Союзного государства - “СКИФ-СЕРВИС”. В рамках этой программы будет продолжаться развитие линии машин семейства “СКИФ”: по всей видимости, к этому моменту мы завершим Ряд 4, будем переходить к Ряду 5. Почему “СКИФ-СЕРВИС”? Дело в том, что мало сделать высокопроизводительные вычислительные машины, мало создать для них системное программное обеспечение, прикладное ПО, надо уметь все это эффективно использовать. Вот пример. Приходят представители предприятия, говорят: у нас есть проблема - надо провести многокритериальную оптимизацию формы кузова авто и создать кузов, который будет исключительно эффективен с точки зрения аэродинамики, но мы не знаем, как решать такую задачу. В этом-то случае и требуется представить им определенный суперкомпьютерный сервис: не просто провести расчет, не продать машинное время, не предоставить доступ к инженерному пакету, а именно обеспечить суперкомпьютерный сервис на базе суперкомпьютерных технологий. Это просто следующий уровень развития высокопроизводительных вычислений и технических услуг, которые базируются на них.

Подробнее о программе “СКИФ-ГРИД” - на сайте skif-grid.botik.ru

Нина ШАТАЛОВА

Прикрепленные файлы:
po_52_a3_09.pdf (3.12 Мб.)

 
po_52_a3_10.pdf (2.09 Мб.)

 
po_52_a3_11[1].pdf (1.80 Мб.)

 
po_52_a3_12.pdf (3.35 Мб.)

 


Источник: ПОИСК-наноскоп




Для того чтобы оставить комментарий или оценить данную публикацию Вам необходимо войти на сайт под своим логином и паролем. Зарегистрироваться можно здесь

 

Самоорганизация в природе
Самоорганизация в природе

Наносистемы: физика, химия, математика (2019, том 10, № 5)
Опубликован новый номер журнала "Наносистемы: физика, химия, математика". Ознакомиться с его содержанием, а также скачать необходимые Вам статьи можно по адресу: http://nanojournal.ifmo.ru/articles/volume10/10-5
Там же можно скачать номер журнала целиком.

Заочный тур по комплексу предметов наноолимпиады открыт
Опубликованы задания заочного тура для школьников 7 - 11 классов по комплексу предметов "химия, физика, математика, биология" XIV Всероссийской Интернет-олимпиады по нанотехнологиям "Нанотехнологии - прорыв в будущее!".

Успехи химии - самый цитируемый российский научный журнал
Успехи химии - самый цитируемый российский научный журнал по данным Journal Citation Reports за 2018 г., импакт - фактор 4.612, пятилетний 4.263, квартиль Q1.

Лекция про Дмитрия Ивановича и Наномир на Фестивале науки
Е.А.Гудилин и др., Фестиваль науки
В дни Фестиваля науки «NAUKA 0+» на Химическом факультете МГУ ведущие ученые познакомили слушателей с самыми современными достижениями химии. Ниже приводится небольшой фоторепортаж 1 дня и расписание лекций.

Как правильно заряжать аккумулятор?
Д. М. Иткис
Химик Даниил Иткис о том, как правильно заряжать аккумуляторы гаджетов и почему телефон выключается на холоде

Постлитийионные аккумуляторы
В. А. Кривченко
Физик Виктор Кривченко о перспективных видах аккумуляторов, фундаментальных проблемах в производстве литий-серных источников тока и преимуществах постлитийионных аккумуляторов

Технонано

Технопредпринимательство - идея, которая принесет свои плоды при бережном культивировании и взращивании. И наша наноолимпиада, и Наноград от Школьной Лиги РОСНАНО, и проект Стемфорд, и другие замечательные инициативы - важные шаги на пути реализации этой и других идей, связанных с развитием новых высоких технологий в нашей стране и привлечением молодых талантов в эту вполне стратегическую область. Ниже приведен небольшой опрос, который позволит и нам, и вам понять, а что все же значит этот модный термин, и какова его суть.

Технопредпринимательство на марше

Мы традиционно просим вас высказать свои краткие суждения по вопросу технопредпринимательства и проектной деятельности школьников. Для нас очевидно, что под технопредпринимательством и под проектной деятельностью школьников каждый понимает свое, но нам интересно ваше мнение, заодно вы сможете увидеть по мере прохождения опроса, насколько оно совпадает или отличается от мнения остальных. Ждем ваших ответов!

О наноолимпиаде замолвите слово...

Прошла XII Всероссийская олимпиада "Нанотехнологии - прорыв в Будущее!" Мы надеемся, что нам для улучшения организации последующих наноолимпиад поможет электронное анкетирование. Мы ждем Ваших замечаний, пожеланий, предложений. Спасибо заранее!



 
Сайт создан в 2006 году совместными усилиями группы сотрудников и выпускников ФНМ МГУ.
Сайт модернизирован для ресурсной поддержки проектной деятельности учащихся в рамках ГК 16.647.12.2059 (МОН РФ)
Частичное или полное копирование материалов сайта возможно. Но прежде чем это делать ознакомьтесь с инструкцией.